Субъективное мнение или сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию – тонкая грань

«Клерк», май 2022
Дарья Пашинина
Дарья Пашинина
юрист
UK
UK

«Клерк», май 2022

Все люди разные, и у каждого есть право на свое мнение и точку зрения по тому или иному вопросу. Некоторые из нас имеют потребность обмениваться мнениями и мыслями на тот или иной счет путем публичных выступлений, форумов, использования открытых площадок в сети «Интернет» или через публикации на своих страничках в социальных сетях.

Однако, порой у людей стираются грани приличия, эмоции берут верх, чувства захлестывают и выражать свои мысли без оскорблений практически не получается. Известны и случаи, когда человек мог выжидать какое-то время и, смирив свой пыл, писать гневные комментарии с желанием отомстить, задеть и ответно уколоть того, кто нанес душевную травму.

На практике возникают прецеденты, свидетельствующие о неоднозначности вопроса разграничения субъективного мнения, когда человек просто делится своим «а я считаю», и сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Для понимания сути проблемы необходимо определить, что относится к таковым сведениям и какие предусмотрены меры ответственности за распространение таких сведений.

При рассмотрении дел по данной категории, обстоятельствами, имеющими значение являются:

  • сам факт распространения сведений;
  • порочащий характер этих сведений;
  • несоответствие их действительности (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от

24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» ).

Итак, порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица ( Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 г. Москва О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц).

Также, распространяемая информация должна не соответствовать действительности, размещена с целью удовлетворения обывательского интереса к частной жизни лица или содержать утверждения о совершении нечестного поступка, о неправильном, неэтичном поведении в личной и общественной жизни.

Теперь стоит поговорить о том, как же все-таки отличать порочащие сведения от личного субъективного мнения.

При разрешении вопроса особое значение имеет форма выражения информации: содержит ли информация утверждения о фактах, изложены ли они в утвердительной форме, содержат оценочные суждения или нет, не являются ли выражением субъективного взгляда и могут ли быть проверены на предмет соответствия действительности.

Поскольку любое выражение мнения имеет определенную форму и содержание, которым является умозаключение лица, его выражение не должно быть ограничено какими-либо пределами, кроме закрепленных ч. 2 ст. 29 Конституции Российской Федерации, то форма выражения мнения не должна унижать честь и достоинство личности и должна исключать возможность заблуждения третьих лиц относительно изложенного факта.

Для того, чтобы выяснить, является ли распространенная информация сведениями или же в ней содержится субъективное мнение того или иного лица, необходимо исследовать вопрос о возможности проверки такой информации на ее соответствие объективной действительности, ибо мнения отражают внутреннюю, субъективную оценку описываемой информации конкретного лица и не могут быть подвергнуты подобной проверке.

Поскольку свобода выражения мнения является одной из основ демократического общества, и в соответствии с пунктом 2 Статьи 10 Конвенции распространяется не только к «информации» или «идеям», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и тем, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. При этом как исключение из общего правила пункт 6 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016 (далее — Обзор от 16.03.2015) допускает судебную защиту в отношении оценочных суждений, мнений, убеждений оскорбительного характера. К таковым абзац двенадцатый пункта 20 Обзора N 1 (2017), относит, в частности, информацию, указывающую на противоправный характер поведения субъекта.

Говоря о мерах ответственности и способах защиты, стоит упомянуть:

  • о статье 151 ГК РФ, регулирующей собой вопрос о компенсации морального вреда.
  • о статье 152 ГК РФ, закрепляющей положения о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Данные нормы содержат в себе требования о возмещении убытков, компенсации морального вреда, опровержении информации, удалении сведений, их уничтожении и изъятии, опубликовании ответа.

Из любопытного и кажущимся интересным, с чем приходилось сталкиваться и в собственной практике, хотелось бы отметить следующее.

В случае возложения обязанности удалить порочащие гражданина сведения, содержащегося в сети «Интернет», то, согласно разъяснениям в п.4.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 09.07.2013 № 18-П «По делу о проверке конституционности положений п. п. 1, 5 и 6 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина К.», данное представляет собой не меру ответственности за виновное правонарушение, а законный способ защиты права, что предполагает возможность обращения потерпевшего в суд за защитой нарушенного права в случае, если владелец сайта или уполномоченное им лицо отказываются исполнить эту обязанность в добровольном порядке.

Таким образом, право требования о признании сведений порочащими и право требования об удалении соответствующей информации в сети «Интернет» являются различными требованиями.

Также, если сайт зарегистрирован в качестве СМИ, то распространенные на нем сведения, признанные порочащими честь и достоинство, должны быть опровергнуты. Если сайт в качестве СМИ не зарегистрирован, признание сведений порочащими честь и достоинство дает право лицу, в отношении которого эти сведения распространены, обратиться с требованием к владельцу сайта об удалении таких сведений, а также в суд в случае, если администратор сайта отказывается выполнить это требование в добровольном порядке.

  1. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации).
  2. К сожалению, ожидать большую сумму компенсации морального вреда не приходится. Согласно средне взыскиваемым размерам, то она не превышает 25-30 тыс. рублей. В целом, при разрешении данной категории дел судом учитывается:

а) характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (абз. 2 п. 8 Постановления Пленума N 10).

б) наличие причинно-следственной связи между факторами и моментом наступления вреда.

Например, в обоснование требования о компенсации морального вреда истец указал, что в результате действий ответчика у него ухудшилось состояние здоровья. По делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, заключение которой носило неоднозначный вывод: «обострение могло быть вызвано различными факторами, в т.ч. стрессовой ситуацией из-за поведения предположительного причинителя вреда». Суд счел в такой ситуации недоказанной причинно-следственную связь между поведением ответчика и возникновением обострения (Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 09.10.2013 по делу N 33-5345/2013).

в) степень вины причинителя вреда с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, а также индивидуальных особенностей потерпевшего.

Стоит также помнить, что размер компенсации определяется в каждом конкретном случае индивидуально с учетом всех обстоятельств дела. Между тем при определении размера согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ должны учитываться требования разумности и справедливости. В связи с этим решения судов по делам о взыскании компенсации могут изменяться или отменяться по мотивам несоразмерности и несправедливости.

  1. И особый интерес в настоящий момент представляет собой дела, связанные с «постами» и «сторис» в социальной сети «Инстаграм». Из-за того, что «жизнь» «сторис» в соц. сети слишком коротка, «поймать» их для доказательства вины бывает непросто. В наши дни ввиду признания корпорации «Meta» экстремистской организацией, сложность представляет удовлетворение требований об опровержении информации путем опубликования поста в соц. сети. Как способ решения, возможно составление нотариального протокола осмотра доказательств, акты фиксации, с помощью которых закрепляются день, время, источник («аккаунт») распространения сведения.

Прецеденты уже имеются, известны случаи, когда суды удовлетворяли требования и принимали «скриншоты» и протоколы в качестве надлежащих доказательств (Новость от 25.10.2021 г. на сайте Тюменского областного суда, номер дела скрыт; Решение Хорошевского районного суда по делу № 2-799/2022 от 14.03.2022 г.).

Но порой то, что однозначно казалось порочащим, судом таковым не считалось.

При рассмотрении дела № 2-799/2022 Хорошевский суд исследовал доказательства и обстоятельства по делу, в котором ответчиком была опубликована «история» в соц. сети «Инстаграм», содержащая в себе голословные утверждения о гражданине, как о должностном лице, которому «все дозволено», а также о его малолетней дочери, повредившей по неосторожности имущество ответчика, в связи с чем последний написал негативный по окрасу текст.

Хорошевский суд пришел к выводу, что информация, отображенная в «сторис» ответчика, не подлежала оценке на объективную действительность и достоверность и из общего контекста следует, что все представленное есть лишь мнение ответчика, что исключило применение ст. 152 ГК РФ, но позволило компенсировать моральный вред по ст. 151 ГК РФ. Также судом было отказано в части опубликования опровержения в сети «Инстаграм», по причине приостановки его деятельности на территории России.

В другом деле, гражданин разместил в социальной сети пост, в котором указала, что у компании «Р» стоимость работ занижена и является «изначально демпинговой», а также что «конкурсная документация свидетельствует либо о полной некомпетентности ее составителей, либо о наличии коррупционной составляющей в виде договоренности заказчика с потенциальными исполнителями».

Истец считал, что такая информация порочит ее деловую репутацию, аргументируя то тем, что умаление ее деловой репутации привело к отказу потенциальных подрядных организаций от участия в конкурсе, и в итоге он был признан несостоявшимся — из-за чего компания понесла убытки. Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан о 30.11.2015г. по делу №А07-12906/2015 было отказано в удовлетворении требований.

Таким образом, грань между субъективным мнением или сведениями, порочащими честь, достоинство или деловую репутацию, есть, и она очень тонкая. Во избежание негативных последствий делясь порой своей точкой зрения — стоит лишний раз подумать, прежде чем опубликовать ту или иную информацию, в какой форме она будет изложена и представляет ли она собой и вправду ваше личное и субъективное мнение.

 

Вас может заинтересовать