Расчет стоимости
Скачать прайс

Упущенная выгода – как ее доказать?

«Клерк», сентябрь, 2021
Ольга Полякова
Ольга Полякова
юрист
UK
UK

«Клерк», сентябрь 2021

Упущенная выгода — это неполученные доходы, которые лицо могло получить с учетом разумных расходов при обычных условиях гражданского оборота, если бы не были нарушены его права. Также к упущенной выгоде можно отнести доходы, которое получило нарушившее ваше право лицо.

Чаще всего упущенная выгода может возникнуть в отношениях оказания услуг, поставки, подряда. Однако, несмотря на большое количество ситуаций, где возникает упущенная выгода, исков подается намного меньше. Это объясняется большой сложностью данной категории дел, а также предположительным характером подобных убытков. Зачастую суды настороженно относятся к требованиям о взыскании упущенной выгоды, подозревая истца в недобросовестности.

Истцу по делу о возмещении упущенной выгоды необходимо будет доказать противоправность поведения ответчика, факт и размер упущенной выгоды. Причинно-следственную связь между ними с 2016 года стало доказывать проще — Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума № 7 от 24 марта 2016 года установил презумпцию связи нарушения и убытков, которые обычно возникают в подобной ситуации.

В данной категории споров суду приходится особенно вникать в нюансы экономической деятельности кредитора, чтобы оценить, мог ли он в действительности получить выгоду при обычных условиях гражданского оборота, занимается ли он тем видом деятельности, где может возникнуть упущенная выгода. Также, согласно сложившейся практике, суду необходимо установить, что получить выгоду истцу помешали только противоправные со стороны ответчика.

Для того, чтобы исковое заявление о взыскании упущенной выгоды было удовлетворено, очень важно знать, на что обращают внимание судьи в подобных делах, на что ссылаются истцы в обоснование своих требований. Далее рассмотрим ряд ситуаций из судебной практики за 2020 — 2021 годы.

  1. Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 11.03.2021 N Ф09-1102/21 по делу N А60-26154/2020 подведен итог рассмотрения требования о взыскании упущенной выгоды — в иске отказано. По договору поставки был нарушен срок оплаты товара. Вместо исполнения обязательства по оплате покупатель разместил денежные средства на депозитных счетах, из чего извлек выгоду.

Подавая исковое заявление о взыскании упущенной выгоды в суд, истец (поставщик по договору) ссылается на то, что он лишился возможности разместить денежные средства, которые получил бы по договору поставки, на депозитах. Таким образом, он мог бы извлечь выгоду в виде процентов по вкладу, однако не смог этого сделать из-за просрочки со стороны ответчика. Суд первой инстанции согласился с доводами истца, однако апелляция отменила решение, и в последствии кассационная инстанция с этим согласилась.

Суд апелляционной инстанции руководствовался положениями статей 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из недоказанности истцом непосредственной причинно-следственной связи между неисполнением ответчиком договорных обязательств и фактом неполучения истцом дохода от размещения свободных денежных средств на депозитных счетах в кредитной организации. Таким образом, суду не представляется возможным сделать однозначный вывод касательно того, что спорные денежные средства действительно были бы размещены истцом на депозитных счетах под проценты в кредитной организации.

В данном деле суд проанализировал хозяйственную деятельность истца и установил, что якобы упущенная выгода — не чистая прибыль, которую он бы приобрел в обычных условиях гражданского оборота. Доказать причинно-следственную связь в подобных ситуациях крайне сложно, поэтому в требованиях отказывают.

  1. Обязанность правообладателя доказать факт упущения выгоды, вызванный нарушением исключительного права, была подтверждена в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 13.04.2021 N 309-ЭС17-15659 по делу N А34-5796/2016. Истец полагает, что продажа ответчиком контрафактной продукции лишило его доходов, которые он мог бы получить, продав товары, исключительным правом на которые он обладает, самостоятельно. Убытками в виде упущенной выгоды истец считает доходы ответчика, полученные им от реализации изделий, поскольку данные изделия были произведены последним с использованием полезной модели, исключительное право на которую принадлежит истцу.

Первая и апелляционная инстанция не усмотрели оснований для удовлетворения искового заявления. Суды пришли к выводу о недоказанности истцом наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением у истца убытков в виде упущенной выгоды в заявленном размере. Установлено, что договоры по реализации контрафактного товара заключены с ответчиком по итогам конкурсных процедур, при этом истец не мог получить доход в заявленном размере в любом случае, поскольку в одном из конкурсов цена истца не была наименьшей после цены ответчика, а в другом он вовсе не участвовал.

Суд по интеллектуальным правам же счел, что сам факт продажи контрафактного товара и нарушения исключительных прав истца уже достаточно свидетельствует о снижении доходов правообладателя, а упущенная выгода в такой ситуации презюмируется.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации поддержала выводы судов первой и апелляционной инстанции. В конечном итоге в исковых требованиях было отказано, так как сам факт несения правообладателем затрат на производство продукции для реализации не имеет юридического значения, поскольку нет достаточных доказательств того, что истец получил бы прибыль в любом случае при обычных условиях гражданского оборота.

Таким образом, заявляя требования о взыскании упущенной выгоды, истцу необходимо доказать, что им были предприняты все зависящие от него меры для получения дохода, но единственным препятствием послужило заключение ответчиком договоров на реализацию контрафактного товара.

  1. Коды ОКВЭД играют существенную роль в доказывании наличия упущенной выгоды.

Истец истребовал имущество (погрузчик) из чужого незаконного владения и требовал возмещения упущенной выгоды, которую он мог бы получить от возможной сдачи этого погрузчика в аренду.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Суд руководствовался тем, что общество подтвердило право собственности на погрузчик, при этом отсутствуют основания использования погрузчика ответчиком. А поскольку ответчик удерживал спорное имущество — у истца не было возможности сдавать его в аренду и получать прибыль.

Апелляция же отменила решение в части удовлетворения требований о взыскании упущенной выгоды. Не было представлено суду доказательств реальной возможности получения дохода от сдачи погрузчика в аренду, а именно — спрос на технику и заинтересованность потенциальных арендаторов. Также, исходя из данных ЕГРЮЛ, оказание услуг по аренде подобных транспортных средств не относится к виду деятельности истца.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08.09.2020 N Ф08-6857/2020 по делу N А32-24456/2018 оставило судебный акт апелляционного суда без изменения. Кассационная инстанция отметила, что поведение истца направлено исключительно на «создание предполагаемой, но не доказанной относимыми и допустимыми доказательствами, упущенной выгоды».

Таким образом, в рассматриваемом деле не доказано, что нарушение права истца явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить неполученные доходы, и что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве субъективного представления.

Проанализировав судебную практику, можно понять, что для взыскания упущенной выгоды в каждом конкретном случае ключевую роль могут играть различные, иногда неочевидные, обстоятельства. В аналогичных делах нужно не просто руководствоваться нормами законодательства, но и опираться на сложившуюся судебную практику, понимать заранее на что суд обратит особое внимание.

 

Вас может заинтересовать