Расчет стоимости
Скачать прайс

Роль регистрирующих органов при исполнении решений судов по корпоративным спорам

Слияния&Поглощения №9(103) 2011


Екатерина Клепикова

старший юрист, руководитель группы ликвидации юридических лиц

ФСФР – Федеральная служба по финансовым рынкам

Кто исполняет

Является ли постановление судебного пристава-исполнителя основанием для реестродержателя совершить запись в реестре владельцев именных ценных бумаг? 

Ответить на этот вопрос не так уж просто. 

Рассмотрим проблемы, возникающие при исполнении решений суда. 

ФСФР (ранее - ФКЦБ) руководствуется в своей деятельности постановлением ФКЦБ РФ от 02.10.1997 № 27 «Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг» (далее – Постановление ФКЦБ №27). 

В пункте 7.3.3 указано: «Регистратор вносит в реестр записи о переходе прав собственности на ценные бумаги по решению суда по предоставлении следующих документов:

  • копия решения суда, вступившего в законную силу, заверенная судом, и исполнительный лист (передается регистратору);
  • сертификаты ценных бумаг, принадлежащие прежнему владельцу, при документарной форме выпуска (передаются регистратору)».

Таким образом, п. 7.3.3 Постановления ФКЦБ №27 не предоставляет регистратору права совершать записи в реестре акционеров на основании постановлений судебного пристава-исполнителя.

В то время как ст. 88 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее - Закон об исполнительном производстве) предусмотрено, что судебный пристав вправе выносить постановления в отношении исполнения решений судов касательно ценных бумаг: «В случае присуждения взыскателю бездокументарных ценных бумаг, указанных в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о списании соответствующих ценных бумаг лицом, осуществляющим учет прав на них, со счета должника и зачислении на счет взыскателя». 

Кроме того, еще ранее постановлением пленума Высшего арбитражного суда от 03.03.1999 №4 «О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции» было предусмотрено, что арест и взыскание на акции могут налагаться в соответствующих случаях постановлением судебного пристава-исполнителя при наличии доказательств, подтверждающих право собственности (право хозяйственного ведения) ответчика (должника) на данные ценные бумаги.

Та же проблема существует при реализации акций на торгах в процессе исполнительного производства в соответствии со ст. 89 Закона об исполнительном производстве при реализации ст. 94 Закона об исполнительном производстве. А именно: когда в случае отсутствия у должника-организации денежных средств, достаточных для удовлетворения требований, содержащихся в исполнительном документе, взыскание обращается в первую очередь на движимое имущество, непосредственно не учитывающее в производстве товаров, выполнении работ или оказании услуг, в том числе на ценные бумаги (за исключением ценных бумаг, составляющих инвестиционные резервы инвестиционного фонда). 

В случае обращения взыскания на акции как на имущество должника судебный пристав-исполнитель, возбудивший исполнительное производство и арестовавший акции, обязан произвести оценку акций и выставить их на торги. 

Никаких правовых оснований для представления в этом случае держателю реестра исполнительного листа у судебного пристава-исполнителя не имеется, т.к. арест осуществляется по инициативе судебного пристава-исполнителя. 

Более того, торги акциями, на которые обращено взыскание, и последующее зачисление акций на счет покупателя (победителя торгов) производятся на основании постановления судебного пристава-исполнителя, так как исполнительный лист не содержит и не может содержать на этот счет никаких указаний. 

И опять же, Постановление ФКЦБ № 27 не упоминает совершений каких-либо операций с ценными бумагами на основании постановления судебного пристава.

Эти нестыковки в законодательстве породили противоречивую судебную практику. 

Так, в постановлении от 14.01.2004 № КГ-А40/10780-03 Федерального арбитражного суда Московского округа пришел к выводу о том, что запись по лицевому счету может быть совершена держателем реестра на основании исполнительного листа и копии судебного решения, а не на основании постановления судебного пристава-исполнителя. 

И обратная практика, когда суды подтверждали правомерность действий судебных приставов по принудительному исполнению судебных решений в отношении списания наложения ареста на ценные бумаги, например, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.09.2006 по делу № КГ-А40/8266-06. 

Суд указал, что суды руководствовались пунктом 7.3.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением ФКЦБ России от 02.10.1997 № 27, согласно которому регистратор вносит в реестр записи о переходе прав собственности на ценные бумаги по решению суда по представлении копии решения суда, вступившего в законную силу, заверенной судом, и исполнительного листа. 

Однако судами не учтено, что в данном случае речь идет о принудительном исполнении решения суда, а, следовательно, действия регистратора подлежали проверке и оценке с учетом требований, предъявляемых нормами Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» к порядку принудительного, а не добровольного исполнения судебных актов".

Несмотря на несоответствие подзаконного акта закону, как известно, следует руководствоваться законом и ст. 3 Гражданского Кодекса РФ: в случае противоречия - применяется закон. 

Следовательно, взыскатель может реализовать исполнение судебного решения относительно ценных бумаг как через службу судебных приставов, так и предъявив его самостоятельно в соответствии со ст. 8.1 Закона об исполнительном производстве: «Исполнительный документ о списании с лицевого счета или со счета депо должника и о зачислении на лицевой счет или счет депо взыскателя эмиссионных ценных бумаг (далее - исполнительный документ о списании ценных бумаг) МОЖЕТ БЫТЬ направлен взыскателем непосредственно эмитенту, если он самостоятельно осуществляет деятельность по ведению реестра владельцев таких ценных бумаг, или держателю реестра, осуществляющему ведение реестра владельцев эмиссионных ценных бумаг по поручению эмитента, либо депозитарию, осуществляющему учет прав на эмиссионные ценные бумаги должника, при условии, что взыскатель располагает сведениями об имеющихся на указанных счетах должника ценных бумагах».

Что исполняем

С кого требуем

Не менее важный вопрос при исполнении судебного акта в отношении ценных бумаг, – какая резолютивная часть решения суда должна являться основанием для реестродержателя для внесения записи в реестр акционеров с учетом требований постановления ФКЦБ России № 27.

Реестродержатель в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг осуществляет деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг, т.е. осуществляет учет прав зарегистрированных лиц в отношении ценных бумаг, зарегистрированных на их имя. 

Регистратор не является ни владельцем акций, ни стороной по сделке, в то время как в силу ст. 167 Гражданского Кодекса РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Вместо заявления требования к незаконному владельцу акций об их виндикации акционеры подчас допускают ошибки, заявляя требования к регистратору о признании права собственности на акции, а также требования о возврате акций не к их владельцу, а к держателю реестра, который, по мнению акционера, обязан зачислить акции на его счет, невзирая на то что они уже принадлежат другим лицам. При этом акционер даже не указывает лицевой счет, с которого надлежит списать акции.

Из постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 31 мая 2004 по делу № КГ-А40/4352-04 следует, что «иск о признании права собственности на акции разрешен судом как требование к регистратору - профессиональному участнику рынка ценных бумаг, осуществляющему деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, и имеющему лицензию на осуществление данного вида деятельности (пункт 2 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением ФКЦБ от 02.10.1997 № 27). 

Вместе с тем, как следует из материалов дела, зарегистрированным владельцем спорного пакета акций являлась на момент рассмотрения частная компания. Разрешение спора о признании права собственности невозможно без привлечения в качестве ответчика правообладателя или лица, в чьем фактическом владении находится спорное имущество.

В случае признания действий регистратора по ведению реестра незаконными, ему может быть предъявлен иск о возмещении ущерба (включая упущенную выгоду), возникшего из невозможности осуществить права, закрепленные ценными бумагами (п. 3 ст. 8 Федерального Закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»), но не иск о признании права собственности на ценные бумаги, зарегистрированные за иным владельцем».

Вместе с тем, как следует из материалов дела, зарегистрированным владельцем спорного пакета акций являлась на момент рассмотрения частная компания. Разрешение спора о признании права собственности невозможно без привлечения в качестве ответчика правообладателя или лица, в чьем фактическом владении находится спорное имущество.

В случае признания действий регистратора по ведению реестра незаконными, ему может быть предъявлен иск о возмещении ущерба (включая упущенную выгоду), возникшего из невозможности осуществить права, закрепленные ценными бумагами (п. 3 ст. 8 Федерального Закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ

Что требуем

Также является некорректным требование о восстановлении истца в реестре акционеров. В постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.11.2000 по делу № КГ-А41/5334-00 установлено, что под видом требования о внесении записи по восстановлению истца в реестре акционеров фактически заявлен виндикационный иск. 

Восстановление в правах акционера возможно следующим способом, заявляя одновременно в одном иске следующие требования:

  1. к незаконному владельцу о признании права собственности на акции и о возврате акций в порядке ст. 302 ГК РФ;
  2. к держателю реестра о признании незаконными его действий по списанию акций со счета истца (недействительной записи в реестре) и обязании совершить запись, восстанавливающую права истца как акционера в порядке ст. 12 ГК РФ.

Второе требование необходимо, т.к. само по себе признание судом права собственности на акции, а также признание судом недействительным договора купли-продажи акций не влечет автоматическое восстановление акционера в правах, так как не содержит требования к определенным лицам совершить определенные действия, а остается простой констатацией факта.

Если регистратор незаконно списал акции и зачислил их на лицевой счет другого лица, необходимо подать заявление в арбитражный суд о признании действий регистратора по списанию акций незаконными, а, обнаружив списанные акции на счете незаконного владельца, предъявить требование о виндикации, т.е. об истребовании акций из чужого незаконного владения. 

Как показывает судебная практика, у акционера, незаконно исключенного из реестра акционеров, отсутствует четкое представление о том, какое требование в арбитражный суд в этом случае необходимо заявить, - о виндикации или о признании права собственности на акции.

Уточняем детали

Еще одной из ошибок является требование о возврате акций, заявленное к регистратору без указания на лицевые счета, с которых надлежит списать акции для зачисления их на счет истца (постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.01.2005 по делу № ГК-А40/12528-04). 

Регистратор не может самовольно, без распоряжения владельца счета и решения суда, взять и списать акции с лицевого счета кого-либо из акционеров для зачисления их на счет истца. 

Зачисление же акций на счет истца без их списания с других счетов обязательно приведет к увеличению уставного капитала общества на сумму этих акций без проведения в установленном порядке дополнительной эмиссии акций, регистрации эмиссии в ФСФР России и принятию решения об эмиссии общим собранием, что будет незаконно.

Налоговый орган

Что исполняем

Каковы правовые последствия признания судом незаконной регистрации налоговым органом изменений, внесенных в учредительные документы общества, и не связанных с этим изменений, признание незаконными свидетельств о государственной регистрации или решений общества? 

Какие действия обязан совершить налоговый орган в случае вынесения судом такого решения?

Примечательно то, что Закон об исполнительном производстве не содержит специальной статьи о принудительном исполнении решений судов касательно регистрационных действий в ЕГРЮЛ.

В Федеральном законе от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее - Закон о госрегистрации) нет норм, которые регламентировали бы действия регистрирующего органа по исполнению судебных решений.

Согласно ст. 11 Закона о госрегистрации, основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр является решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, и нечего больше.

В соответствии с постановлением правительства РФ от 19 июня 2002 № 438 «О Едином государственном реестре юридических лиц» основанием для внесения соответствующей записи в государственный реестр является решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом либо иным органом в соответствии с федеральными законами о специальном порядке регистрации отдельных видов юридических лиц по документам, представленным при государственной регистрации юридического лица. 

Среди этих документов также нет решения суда или постановления судебного пристава-исполнителя.

Решение о регистрации подлежит обжалованию в арбитражном суде.

При этом форма обжалования может быть различной.

  1. Признать недействительной запись в ЕГРЮЛ и исключить ее из реестра (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14.02.2006 № КГ-А41/13701-05 по делу № А41-К2-22496/04.
  2. Аннулировать запись в ЕГРЮЛ (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 31 августа 2006 г. по делу № КГ-А40/7911-06).
  3. Обязать налоговую инспекцию восстановить запись в ЕГРЮЛ (постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 3 июля 2006, 26 июня 2006 № Ф03-А51/06-1/1462 по делу № А51-10815/04-17-156).
  4. Признать незаконными действия налогового органа по совершению записи в ЕГРЮЛ (постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15 октября 2009 по делу № А27-5162/2009-6).
  5. Признать недействительным свидетельство о государственной регистрации (определение ВАС РФ от 17 декабря 2009 № ВАС-16415/09 по делу № А40-24498/08-83-213).
  6. Приостановить внесение в ЕГРЮЛ сведений - как обеспечительная мера (постановление президиума ВАС РФ от 23 ноября 2004 по делу № 8400/04) и пр.

Однако в Законе о госрегистрации отсутствуют такие понятия, как недействительность решения о регистрации, записи в ЕГРЮЛ, аннулирование записи, основания недействительности записи и т.п.

Нет подобной информации и среди подзаконных актов правительства РФ и Федеральной налоговой службы.

В Законом о госрегистрации не предусмотрены случаи, когда в ЕГРЮЛ вносятся изменения на основании решений судов.

В соответствии с Законом о госрегистрации юридических лиц записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации. 

Каждой записи присваивается государственный регистрационный номер, и для каждой записи указывается дата внесения ее в соответствующий государственный реестр.

В постановлением правительства РФ от 19 июня 2002 № 438 «О Едином государственном реестре юридических лиц» также отсутствует упоминание о решении суда, исполнительном листе и постановлении судебного пристава-исполнителя, отсутствует такие понятия как «аннулирование, погашение записи», в то время как данные требования заявляются в арбитражный суд. 

Законодательство РФ не предусматривает возможности обжалования записи в ЕГРЮЛ, а также последствий признания такой записи недействительной. Ведь запись в ЕГРЮЛ не является ненормативным актом государственного органа, а является фиксацией совершенных действий по вынесению решения (акта) о регистрации.

Таким образом, непонятно, на каком правовом основании действует налоговый орган, при исполнении решений судов. 

Зачастую арбитражные суды, рассматривая данную категорию дел, где истец заявляет требование о признании незаконным решений или действий налогового органа, вынося решения об удовлетворении данных требований, указывают на обязанность налогового органа «устранить допущенные нарушения прав и законных интересов истца», при этом, не указывая, какие конкретно действия должен совершить налоговый орган.

Лица, участвующие в деле, судебный пристав-исполнитель в случае неясности положений исполнительного листа вправе обратиться в арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, с заявлением о разъяснении его положений (ст. 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Тем не менее, не исполнить то, что предписано в решении суда, налоговый орган не может. В соответствии со ст. 16 Арбитражного процессуального кодекса вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда является обязательным для органа государственной власти (регистрирующего органа) и подлежит исполнению.

Существующий в настоящее время пробел в законодательстве относительно исполнения решений судов регистрирующим органом требует акутализации действующих законодательных актов. 

Федеральная регистрационная служба - Росрегистрация

Полномочия судебного пристава-исполнителя

В отличие от ФСФР и налоговых органов при исполнении решений судов законодательство в области исполнения решений в отношении недвижимого имущества более развито. 

В ст. 66 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» устанавливаются случаи взаимодействия судебного пристава-исполнителя с органом, уполномоченным на государственную регистрацию прав на имущество (Росрегистраци), в двух случаях:

  1. при инициировании судебным приставом-исполнителем государственной регистрации прав на имущество за должником в целях последующего обращения взыскания на такое имущество (глава 8 Федерального Закона «Об исполнительном производстве»). Например, если у должника имеются правоустанавливающие документы, однако право собственности в установленном порядке не зарегистрировано, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в регистрирующий орган для госрегистрации права собственности должника на это имущество с целью последующего обращения на него взыскания;
  2. при инициировании судебным приставом-исполнителем государственной регистрации прав на имущество за взыскателем как правообладателем данных прав. При этом закон устанавливает специальные случаи, когда судебный пристав-исполнитель имеет право обращаться в регистрирующий орган за регистрацией права (п. 2 ст. 66 ФЗ «Об исполнительном производстве»), а именно, когда:
    • требование государственной регистрации содержится в судебном акте;
    • судебный акт содержит указание на то, что имущество или имущественное право принадлежит взыскателю;
    • если взыскатель по предложению судебного пристава-исполнителя оставил за собой нереализованное имущество или имущественное право должника.

В ст. 16 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее – Закон о регистрации недвижимости) также упоминается судебный пристав-исполнитель, по инициативе которого может осуществляться регистрация права.

Согласно ст. 28 Закона о регистрации недвижимости права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. Момент возникновения права определяется решением суда. Государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда.

Что исполняем

Росрегистрация своим приказом от 07.06.2007 № 112 утвердила Методические рекомендации о порядке государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании судебных актов.

В практике опять же может возникнуть вопрос относительно резолютивной части судебного решения, а именно – какие конкретные действия должен совершить регистратор.

Зачастую истцы заявляют требования в суд, а суд удовлетворяет такие требования как:

  • признании незаконными государственной регистрации права на недвижимое имущество (действий регистрирующего органа по регистрации), свидетельства о праве собственности, записи (действий по совершению записи) в ЕГРП;
  • признании недействительными сделки по отчуждению недвижимого имущества, договора аренды, обязании возвратить полученное имущество по недействительной сделке;
  • о признании права не подлежащим регистрации, когда движимое имущество было зарегистрировано в реестре как недвижимость.

Ни в Законе о регистрации недвижимости, ни в постановлении правительства РФ от 18.02.1998 № 219 «Об утверждении Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не содержаться такие понятия, как аннулирование, погашение записи в ЕГРП, в то время как такие требования (как и требование о внесении соответствующих записей) удовлетворяются судами.

В судебном порядке может быть оспорено зарегистрированное право, а не сама регистрация, запись или свидетельство о регистрации права (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.11.2004 № КГ-А40/10710-04-П).

Анализ судебной практики показывает, что правильной является следующая формулировка требований в суде:

«Признать недействительным договор и т.п., применить последствия недействительности сделки; признать недействительным постановление, распоряжение и т.д., на основании которых право зарегистрировано за конкретным лицом» либо «Истребовать имущество из чужого незаконного владения».

Заявлять требование о погашения записи в ЕГРП, признания недействительной государственной регистрации права и т.п. не требуется.

При этом при заявлении иска обязательно предоставить выписку из ЕГРП, т.к. в случае если судебный акт принят в отношении иного лица, нежели указанного в ЕГРП как правообладатель, отказ регистратора в государственной регистрации права на недвижимое имущество является законным (п. 6 информационного письма от 21 июля 2009 № 132 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами статей 20 и 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Чтобы не произошло убытия объекта от правообладателя в процессе рассмотрения спора и во избежание вынесения решения в отношении уже не «актуального» правообладателя рекомендуется применять обеспечительные меры в виде запрета отчуждать объект недвижимости.

Полномочия Росрегистрации при исполнении судебных решений

Росрегистрация в некоторых случаях приостанавливала исполнение решения суда, например, об обязании зарегистрировать договор, и впоследствии отказывала в исполнении данного решения в связи несоответствием отдельных положений договора требованиям действующего законодательства.

Тем ни менее, ВАС РФ указывал, что Росрегистрация не вправе переоценивать обстоятельства, установленные судебным актом (определение ВАС от 06.04.2009 № ВАС-3274/09 об отказе в передаче дела № А40-41869/07-50-339 в президиум ВАС).

Впоследствии Высший арбитражный суд РФ в информационном письме президиума от 21 июля 2009 № 132 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами статей 20 и 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» дал ряд разъяснений по спорным моментам.

В п. 1 информационного письма от 21 июля 2009 № 132 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами статей 20 и 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» говориться о незаконности новой оценки доказательств, на которых основан вступивший в законную силу судебный акт.

Регистратор вправе отказать в регистрации, только когда документы, представленные на государственную регистрацию прав, по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства (абз. 4 п. 1 ст. 20, п. 1 ст. 28 Закона о регистрации недвижимости).

Госрегистрация осуществляет формальную проверку решения суда: отслеживает, есть ли отметка о вступлении решения в законную силу и печать, представлены ли документы в необходимом количестве экземпляров. На регистрацию должны быть представлены две копии всех судебных актов, заверенных печатью принявших их судов, либо судебная и нотариальная копии.

Нужно помнить, что одним из оснований для отказа в регистрации права на основании решения суда является не предоставление ряда обязательных документов.

Среди них:

  • заявление о регистрации права;
  • документы, подтверждающие личность (правовой статус) заявителя;
  • кадастровый паспорт недвижимого имущества (за исключением случаев, когда документ, содержащий описание недвижимого имущества, ранее уже представлялся и был помещен в соответствующее дело правоустанавливающих документов);
  • документ об уплате государственной пошлины.

В связи с изложенным судам следует иметь в виду, что вступившее в силу решение суда, которым признано право на недвижимое имущество, не освобождает заявителя от представления названных документов.

Вместе с тем требование регистратора о представлении иных правоустанавливающих документов не соответствует закону (п. 5 информационного письма от 21.07.2009 № 132 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами статей 20 и 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним