Недобросовестные банкроты

«Юрист компании», март 2022
UK
UK

«Юрист компании», март 2022

Как известно, Федеральный закон от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — «Закон о Банкротстве») давно четко и точно дал определение такой непростой процедуре как Банкротство, под которым понимается признанная арбитражным судом или наступившая в результате завершения процедуры внесудебного банкротства гражданина неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Если сказать простым языком, то банкротство — это финансовая несостоятельность лица платить по своим долгам/счетам (важным является именно невозможность, а не отсутствие желания).

При этом процедура банкротства физических лиц появилась в российском законодательстве относительно недавно, а именно в 2015 году. Физическое лицо имело право обратиться в Арбитражный суд, оплатив государственную пошлину, с заявлением о признании его банкротом, для подачи такого заявления ограничений по сумме долга не предусмотрено.

А в сентябре 2020 года (то есть спустя целых пять лет) данная процедура стала более доступной для граждан. В частности, появилась возможность использовать механизм внесудебного банкротства посредством подачи заявления через МФЦ. Однако, для подачи заявления через МФЦ гражданину необходимо соблюсти ряд определенных условий:

  • Сумма долга от 50 000 до 500 000 рублей;
  • В отношении гражданина-должника на момент предъявления заявления окончено исполнительное производство в связи с тем, что у него нет имущества, на которое можно обратить взыскание, а исполнительный документ возвращён взыскателю.
  • После возвращения исполнительного документа не возбуждались другие исполнительные производства, которые не окончены или не прекращены на момент подачи заявления.

Таким образом, в настоящий момент процедура банкротства физического лица может идти по двум «сценариям» — судебному и внесудебному (через МФЦ).

Изучив условия банкротства физических лиц, нетрудно заметить, что основной целью данной процедуры для гражданина является «законная» возможность избавления от долгов без их оплаты. А опираясь на статистику, невозможно не отметить, что с каждым годом количество несостоятельных физических лиц становится все больше. Однако, далеко не каждый обратившийся с подобным заявлением гражданин получает долгожданное освобождение от своих долгов. В ряде случаев суды или МФЦ могут отказать гражданину «списать» его долги. Именно о таких случаях настоящая статья.

Тезис, на который хочется обратить особое внимание — Должник обязан стремиться рассчитаться с кредиторами, насколько это возможно.

Данное утверждение о необходимости обращения внимания судов на добросовестность действий должника нашло свое отражение в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (ВС РФ).

В своем определении суд указал следующее — «Институт банкротства — это крайний (экстраординарный) способ освобождения от долгов, поскольку в результате его применения могут в значительной степени ущемляться права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им. Процедура банкротства не предназначена для необоснованного ухода от ответственности и прекращения долговых обязательств, а судебный контроль над этой процедурой помимо прочего не позволяет ее использовать с противоправными целями и защищает кредиторов от фиктивных банкротств.

Законодательство о банкротстве устанавливает стандарт добросовестности, позволяя освободиться от долгов только честному гражданину-должнику, неумышленно попавшему в затруднительное финансово-экономическое положение, открытому для сотрудничества с финансовым управляющим, судом и кредиторами и оказывавшему им активное содействие в проверке его имущественной состоятельности и соразмерном удовлетворении требований кредиторов. Проверка добросовестности осуществляется как при наличии обоснованного заявления стороны спора, так и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения».

При этом, сложившаяся судебная практика относительно вопроса добросовестности гражданина-должника очень разнообразна.

Так, например, Арбитражный суд Красноярского края привлек Бровченко Оксану (должника) к административной ответственности по статье 14.13 КоАП РФ в связи с воспрепятствованием деятельности управляющего. Дело обстояло следующим образом, гражданка в рамках банкротного дела № А33-3243/2017 отказала финансовому управляющему и суду в передаче своих банковских карт, данные действия были восприняты судом как явно недобросовестное поведение. Суд назначил гражданке административное наказание в виде предупреждения и отказал ей в дальнейшем списании долгов в рамках процедуры банкротства. Помимо прочего, вышестоящие инстанции подтвердили выводы Арбитражного суда первой инстанции и признали поведение гражданки недобросовестным.

В другом же деле (А82-14038/2016) гражданка проявила свою недобросовестность в другом ключе — Маргарита Малышева отказалась предоставлять управляющему документы и информацию о своих долгах, сведения о кредиторах и должниках, о банковских счетах и о наличии доходов. Более того, должница принципиально не являлась на судебные заседания и игнорировала определения суда. Как выяснилось позднее, уже после возбуждения дела о банкротстве, должница умудрилась реализовать свою квартиру и машиноместо, при этом также не передав денежные средства, полученные от продаж, управляющему. Суд закономерно пришел к выводу о наличии признаков недобросовестности в действиях гражданки и также отказали в списании долгов, отметив при этом, что полученных от реализации имущества денег вполне хватило бы для расчета с кредиторами.

Еще один интересный кейс был рассмотрен Арбитражным судом города Москвы в рамках дела № А40-41410/2016. Гражданин Алексей Рябцев оказался должен только физическим лицам. В процессе выяснения фактических обстоятельств дела, суду стало известно, что практически все кредиторы — друзья и знакомые должника. Как выяснилось позднее, гражданин брал в долг у своих друзей и знакомых заведомо зная, что будет не в состоянии погасить данные задолженности, порой суммы измерялись в миллионах рублей. При этом, гражданин имел в собственности автомобиль, но продавать его, чтобы рассчитаться с долгами самостоятельно, был не намерен. Суды обоснованно посчитали и такое поведение недобросовестным и отказали гражданину в списании долгов.

Похожее дело, когда гражданин набирает новые долги, чтобы рассчитаться со старыми, но заведомо понимает, что не сможет погасить новые, было рассмотрено Арбитражным судом Московской области (А41-20557/2016). Так, основными кредиторами должника были не физические лица, а банки. В 2012 года Сергей Киреев взял в банке довольно крупную сумму в кредит. А спустя три года взял еще несколько для погашения первого, однако, возможностей погасить последние у него объективно не было. В рамках банкротного дела должник отказался заключать мировые соглашения с банками. Суды посчитали такое поведение недобросовестным. Апелляция и кассация согласились с выводами суда первой инстанции. Однако же, Верховный суд признал такое поведение должника неразумным, но не обнаружил в поведении гражданина недобросовестности. К тому же, как указал Верховный суд, невозможность рассчитаться по долгам с банками возникла у гражданина по объективным причинам, в том числе, в связи со снижением его официальных доходов.

К диаметрально противоположенным выводам пришел Арбитражный суд города Москвы по делу А40-142506/2016, в котором должник «набирал» кредиты в банках (как и в предыдущем деле в целях погашения предыдущих долгов), предоставляя недостоверные всеведения о своих доходах — он подделал справку о доходах. То есть гражданин заведомом вводил кредитные организации в заблуждение относительного своего финансового состояния. Такое поведение совершенно закономерно признано судом недобросовестным, гражданин от долгов освобожден не был.

Очень интересное дело о недобросовестности поведения должника было предметом рассмотрения Верховного суда, но в данном случае ВС «встал» не на сторону «банкрота» (А72-18110/2016). Гражданин Михайлов Александр взял в долг у компании, в которой он работал денежные средства на покупку автомобиля. Должник договорился с кредитором о том, что деньги в счет погашения долга будут удерживаться работодателем ежемесячно из заработной платы должника. однако, гражданин быстро изменил свою позицию и спустя несколько дней после получения денежных средств уволился из компании. Работодатель «просудил» долг, однако получить обратно денежные средства не удалось. Должник продал автомобиль, а единственную свою собственность — долю на земельный участок и квартиру — подарил своей жене. Во время процедуры банкротства все вышеуказанные сделки были оспорены управляющим, а имущество вернулось в конкурсную массу. Но этих средств для погашения всех долгов все равно не хватило. Три инстанции судов, рассматривающих настоящее дело, пришли к выводу о добросовестности поведения должника и решили освободить гражданина от долгов. Экономическая же коллегия ВС РФ указала на неправильность выводов нижестоящих инстанций и на неполноту исследования обстоятельств. Так, ВС РФ указал, что должник вел себя заведомо недобросовестно (еще на этапе увольнения), злоупотреблял своими правами (продал машину и подарил супруге свое имущество после вынесения судом решения о взыскании с него суммы долга). По результатам нового рассмотрения дела в Арбитражном суде первой инстанции гражданину было отказано в списании долгов.

Таким образом, проанализировав лишь несколько дел, невольно напрашивается вывод о разнообразии подходов судов к определению добросовестного поведения гражданина, находящегося в процедуре банкротства. При оценке действий должника суды должны одновременно учитывать множество факторов, начиная от социального положения гражданина, заканчивая его мотивами в той или иной ситуации.

В настоящее время судебная практика складывается так, что любые действия и бездействия должника, которые потенциально могут повлечь за собой уменьшение конкурсной массы, будут рассмотрены судами, как недобросовестные. При этом, суды должны руководствоваться не только доводами сторон, приведенными в процессе, но и проводить собственный анализ поведений должника и его мотивов. Только при комплексном подходе к оценке обстоятельств каждого дела суд может принять верное и обоснованное решение о возможности освобождения добросовестного гражданина от долгов.

 

Вас может заинтересовать