Расчет стоимости
Скачать прайс

Приставы ответят за имущество

Верховный суд (ВС) неожиданно поддержал частных лиц в спорах о взыскании убытков с приставов, теряющих имущество должника и тянущих с исполнением судебных решений. Ранее суды отклоняли такие иски, указывая, что кредитор не исчерпал все возможности по взысканию долга и убытки у него не возникли. Но в деле банка «Монетный дом» ВС занял жесткую позицию по отношению к госоргану. Суд изложил, что приставы должны нести ответственность за утрату изъятого у должника имущества даже при возможности погашения долга из других источников.

Коллегия по экономическим спорам (КЭС) Верховного суда 11 декабря рассмотрела дело по иску банка «Монетный дом», требующего взыскать с РФ в лице службы судебных приставов 480 тыс. руб. убытков,— так был оценен грузовой тягач, заложенный банку должником. В рамках исполнительного производства в марте 2010 года арестованный тягач был передан приставами на ответственное хранение. Спустя три года автомобиль так и не поступил на реализацию, и в сентябре 2013 года «Монетный дом» обратился в суд за взысканием убытков. Только после этого пристав вынес постановление о розыске счетов должника и направил запросы в регистрационные органы. В декабре 2013 года должник был объявлен в розыск, а от ГИБДД пришел ответ, что тягач числится в угоне.

Арбитражные суды трех инстанций отклонили требования банка — на момент рассмотрения спора пристав принял необходимые меры по исполнению решения, а истец не доказал возникновения у него реальных убытков в связи с неисполнением приставом обязанностей. Исполнительное производство о взыскании долга в пользу банка не было прекращено, возможность погашения долга не была утрачена, то есть для взыскания убытков с приставов оснований нет, сочли суды.

ВС тем не менее передал жалобу банка на рассмотрение КЭС, указав на «отсутствие у приставов реальных препятствий к исполнению судебного акта в срок», «имитационный» характер их действий и попытку ухода от ответственности за утрату залогового имущества. По мнению ВС, не имеет значения и то, что исполнительное производство не прекращено. Более того, именно приставы должны доказать наличие других источников исполнения судебного акта, а у должника не может быть изъято имущество, превышающее сумму долга, напомнил суд. В итоговом определении, опубликованном 13 декабря, КЭС сделала вывод, что для взыскания убытков в размере стоимости утраченного заложенного имущества после его ареста и изъятия приставом требуется доказать лишь факт утраты. Дополнительных доказательств невозможности исполнения судебного акта при этом не требуется. Взыскатель «не обязан подтверждать причинно-следственную связь между действиями пристава и утратой имущества должника», даже если это произошло по вине третьих лиц. Правда, коллегия не поставила в деле точку, направив его на новое рассмотрение из-за того, что хранитель автомобиля являлся сотрудником банка: суды должны проверить, не причастны ли работники банка к угону грузовика.

Юристы отмечают, что практика утраты приставами имущества весьма распространена, и позитивно оценивают позицию ВС по усилению ответственности государства. "Есть случаи, когда приставы просто теряют имущество, что можно расценить как халатность, но бывает и так, что приставы умышленно снимают арест с имущества, которое потом перепродается по цепочке«,— говорит партнер Goltsblat BLP Рустам Курмаев, отмечая, что «взыскивать убытки с госорганов стало тяжело».

Старший юрист юридической фирмы «ПРИОРИТЕТ» Анна Лаврухина отмечает, что до 2013 года практика взыскания убытков в связи с длительным неисполнением приставами их обязанностей была относительно успешной, но в 2014 году наметилась обратная тенденция, «лишившая всякого смысла обращение в суд с такими исками». Это еще больше провоцировало госорганы к волоките и халатности. Анна Лаврухина констатирует — когда «государство не хочет отвечать по долгам», то и «приставы не стремятся сохранить товар надлежащим образом». Позиция же ВС в деле «Монетного дома», полагает юрист, «позволяет надеяться, что судебная практика изменится в сторону защиты интересов кредиторов».

«Коммерсант»

Вас может заинтересовать