Расчет стоимости
Скачать прайс

Комментарий эксперта

Трудовые споры №3 2011

Комментарий начальника юридического отдела Калининой Марии: "В определении кассационной инстанции суд дал оценку очень важному вопросу – можно ли признать неустойку, выплаченную по гражданско-правовому договору, прямым действительным ущербом, за который должен отвечать виновный в его причинении работник."

Кассационное определение по делу №33-134/2011

В определении кассационной инстанции суд дал оценку очень важному вопросу – можно ли признать неустойку, выплаченную по гражданско-правовому договору, прямым действительным ущербом, за который должен отвечать виновный в его причинении работник.

Хотя трудовой кодекс дает определение прямого действительного ущерба, понимая под ним в частности реальное уменьшение наличного имущества работодателя, в правоприменительной практике неизбежны спорные моменты, о чем свидетельствует приведенное судебное дело. Если использовать формальный подход (а именно по этому пути пошел районный суд), можно сделать вывод, что имущество работодателя уменьшилось – ведь 100 000 рублей действительно были перечислены контрагенту в виде штрафных санкций. Однако вторая инстанция подошла к рассмотрению дела более тщательно и исследовала правовую природу выплаты.

Гражданско-правовым договором организации установили неустойку в виде штрафа. Суть договорной неустойки заключается в том, что она направлена на обеспечение исполнения обязательств, и может носить как компенсационный (в случае, если у стороны договора возникли убытки), так и штрафной характер (если убытков не возникло). Договорная неустойка свободно определяется сторонами гражданско-правового договора, они вправе установить любой ее размер, и не обязаны связывать его с размером убытков. При этом для трудовых отношений причина произведенной работодателем контрагенту выплаты, ее обоснованность и  соотношение с реальным ущербом контрагента должна иметь принципиальное значение, иное понимание противоречит принципам института материальной ответственности сторон трудового договора. И кассационная инстанция абсолютно корректно отметила, что работодатель произвел излишние выплаты, не связанные с восстановлением имущества, возмещением ущерба, причиненного получателю платежа. На мой взгляд, позиция кассации, не признавшей в данном случае штрафную неустойку прямым действительным ущербом,  представляется обоснованной.

Кроме того, нужно отметить, что выплата неустойки была произведена добровольно и  в полном размере. Если бы она взыскивалась с работодателя принудительно, то арбитражный суд в силу предписаний статьи 333 ГК РФ должен был оценить ее соразмерность последствиям нарушения обязательства, и, вполне возможно, в итоге значительно уменьшил сумму. Это еще один аспект, который демонстрирует необоснованность возложения на работника материальной ответственности за добровольно выплаченную контрагенту санкцию.

 

Мария Калинина

Начальник юридического отдела

Юридическая компания «ПРИОРИТЕТ»