Расчет стоимости
Скачать прайс

Сокрытие доказательств, ставшее следствием недобросовестных действий стороны, – основание для пересмотра дела

Екатерина Спирина, юрист

Действующее гражданское законодательство провозглашает принцип добросовестности  при установлении, осуществлении,  защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей.  Так, согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ, никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Однако на практике далеко не все участники гражданских правоотношений придерживаются данного принципа.

Верховный суд ранее разъяснял, что судам при оценке  действий сторон по признаку добросовестности/недобросовестности следует исходить из поведения, которое ожидается от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, помимо прочего в получении необходимой информации (см. Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В начале марта текущего года Верховный суд, рассматривая кассационную жалобу по  одному из дел, дополнил  изложенную в 2015 году  позицию,  указав, что  факт недобросовестного поведения стороны, которое выразилось в сокрытии ключевых доказательств,  дает ее оппоненту право требовать пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Обстоятельства дела  до передачи его рассмотрения в Верховный суд складывались  следующим образом.

Конкурсный управляющий и Должник (Банк)  оспаривали  договор купли-продажи акций с Обществом.  Оплата по данному договору  Обществом  произведена не была. Кроме того, заявители ссылались на заключение между сторонами Соглашения о расторжении договора купли-продажи акций, которое имелось  в их распоряжении только в копии.

Отказывая в удовлетворении требований заявителей, суд  исходил из недоказанности самого факта существования соглашения о расторжении ввиду непредставления в материалы дела его оригинала. Суд согласился с позицией Общества, которое в свою очередь  настаивало на том, что наличие светокопии (фотокопии) документа, не заверенной надлежащим образом, при отсутствии оригинала не может подтверждать  факт его заключения.

По итогу рассмотрения дела об оспаривании  конкурсный управляющий от имени должника обратился с иском о взыскании с Общества  задолженности  по спорному  договору купли-продажи акций. 

В качестве возражения на указанное требование Общество представило  соглашение о расторжении договора купли-продажи акций, наличие которого отрицалось им в рамках спора об оспаривании.

Полагая, что выводы, сделанные при рассмотрении искового заявления о взыскании долга свидетельствуют о наличии вновь открывшихся обстоятельств по спору о признании сделки недействительной, конкурсный управляющий инициировал пересмотр спора об оспаривании сделки. Однако суды трех инстанций отказали в пересмотре, поскольку не посчитали указанные конкурсным управляющим обстоятельства вновь открывшимися.

Верховный суд, отменяя акты нижестоящий судов указал, что суды при  рассмотрении дела не учли, следующее:  поводом для  обращения конкурсного управляющего  с заявлением о пересмотре судебного акта являлось именно противоречивое поведение Общества в рамках рассматриваемых  судебных разбирательств.

По мнению Верховного суда, принцип правовой определенности не может защищать сторону, которая действовала недобросовестно и умышленно создала иллюзию отсутствия особо важных доказательств, имеющих решающее значение для дела и способных позволить полноценно провести судебное разбирательство. В отношении вопроса о существовании соглашения о расторжении  Общество  вело себя противоречиво, преследуя исключительно собственную выгоду в каждом конкретном деле, что является неоспоримым свидетельством  его недобросовестности.

Безусловно, было бы в высшей степени наивно полагать, что озвученная Верховным судом позиция  полностью устранит недобросовестное поведение сторон как явление, но закрепление данной позиции в судебном акте высший судебный орган поможет оказавшимся в схожей  ситуации сторонам укрепить и в перспективе успешно отстоять свою позицию.

Источник: Определение ВС РФ  от 11 марта 2021 г. № 306-ЭС20-16785(1,2)

Вас может заинтересовать