Расчет стоимости
Скачать прайс

Если путешествие не состоялось. Как получить страховку за сорванный тур

«TourJournal», ноябрь 2021
UK
UK

Пандемия коронавируса без сомнения затронула буквально все стороны жизни общества, включая и экономическую. Многие отрасли переживают не лучший период, но, безусловно, одной из наиболее пострадавших отраслей является туризм.

По информации, озвученной Президентом Союза туристических агентств (СТА) Сергеем Головым, к началу 2021 года продолжить функционировать на рынке смогли около 40% туристических компаний от числа существующих к началу 2020 года. Другими словами, отрасль лишилась более половины организаций.

Приведенные статистические данные вполне объяснимы текущей обстановкой: из-за закрытых границ одна категория потенциальных клиентов турфирм отказалась от путешествий и по сути ушла с рынка, а вторая, опасаясь введения новых ограничений со стороны органов власти, подстраховывается и откладывает бронирование туров на самый последний момент.

Однако отложенное во времени бронирование тура далеко не всегда защищает финансы путешественников.

На практике с завидной регулярностью складывается следующая ситуация: турист оплачивает путевку, а затем за несколько дней до даты путешествия выясняет, что у туроператора финансовые сложности, и путешествие не состоится. Обескураженный турист в одночасье остается и без отдыха, и без денег. Таких историй множество, некоторые из них активно обсуждались в новостях.

На первый взгляд кажется, что оплаченные за тур деньги вернуть не сложно. Действующее законодательство, а именно, Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» от 24.11.1996 N 132-ФЗ, устанавливает, что в случае невозможности исполнения туроператором всех обязательств по заключенным договорам о реализации туристского продукта туристам должны быть возмещены понесенные убытки в виде страхового возмещения (прим. Закон предусматривает требование об обязательном страховании туроператором своей ответственности).

Однако тут же содержится и оговорка: туристу выплачивается страховое возмещение за туроператора, который объявил о невозможности исполнения обязательств официально на своем сайте.

При анализе этих норм возникает ряд вполне логичных вопросов: что делать пострадавшему туристу, если туроператор не опубликовал данную информацию или сделал это позже, чем наступил срок начала тура? Что будет считаться моментом наступления страхового случая в такой ситуации: дата фактического неисполнения или дата публикации уведомления о невозможности исполнения обязательств?

Ответы на данные вопросы мне удалось найти в Определении Верховного суда РФ по делу № 4-КГ21-39-К1 от 07 сентября 2021 года.

Сразу хочу отметить, что история, в которую попали участники дела, имела место в допандемийный период. Но в связи с нестабильной ситуацией на рынке туристических услуг, на мой взгляд, сейчас её практическое значение стало намного выше.

Фабула дела во многом схожа с ситуацией, описанной мной выше. Истица (она же турист) заключила с Агентом договор о реализации туристского продукта, рассчитанного на двух туристов и стоимостью 80 000 руб. Исполнителем по данному договору, обеспечивающим оказание туристу услуг, входящих в туристский продукт, и отвечающим перед туристом за их неоказание или ненадлежащее оказание, указан Туроператор. Истица оплатила стоимость тура Агенту, который в свою очередь, перечислил денежные средства Туроператору.

За три дня до даты начала тура в устной форме Туроператор сообщил Агенту, что тур не состоится. Агент сразу же в письменной форме затребовал в интересах Туриста денежные средства у Туроператора, но данное требование было оставлено без ответа.

Через 5 дней после предполагаемого завершения тура Туроператор уведомил Федеральное агентство по туризму о прекращении туроператорской деятельности по причине невозможности исполнить все обязательства по договорам, и на следующий день был исключён из реестра туроператоров.

Турист обратилась с требованием о выплате страхового возмещения в Страховую компанию, с которой у Туроператора был заключен договор страхования гражданской ответственности. Однако Страховая компания не усмотрела оснований для осуществления страхового возмещения и в выплате отказала.

Турист обратилась в суд с иском к Страховой компании. Страховая компания, возражая против удовлетворения иска, указывала, что даты поездки приходятся на срок до публичного объявления Туроператором о прекращении своей деятельности, а, значит, и до наступления страхового случая. Кроме того, по мнению Страховой компании, иск не подлежал удовлетворению в связи с исчерпанием страхового лимита.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций согласились с данной позицией, и в удовлетворении требований Истца к Страховой компании отказали.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации под председательством судьи Асташова С.В., рассматривавшая дело по жалобе Истца, признала выводы судов не соответствующими требованиям закона.

В первую очередь, Коллегия ВС РФ отметила, что по смыслу действующего законодательства, страховой случай по договору страхования ответственности туроператора — это факт неисполнения туроператором своих обязательств по договору о реализации туристского продукта в связи с прекращением туроператорской деятельности по причине невозможности исполнения туроператором всех обязательств по договорам о реализации туристского продукта. Следовательно, датой наступления страхового случая является момент причинения вреда туристу.

При этом момент выявления страхового случая, т.е. дата публичного заявления туроператора о прекращении своей деятельности или день принятия уполномоченным федеральным органом исполнительной власти решения об исключении туроператора из реестра, может не совпадать с датой наступления страхового случая.

Согласно нормам закона, при рассмотрении дела нижестоящим судам надлежало установить совокупность следующих обстоятельств:

  1. факт неисполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта в связи с прекращением деятельности по причине невозможности исполнения;
  2. факт причинения ущерба в период действия договора страхования;
  3. наличие причинно-следственной связи между причинением ущерба туристу и неисполнением туроператором своих обязательств по договору о реализации туристского продукта в связи с прекращением туроператорской деятельности;
  4. факт публичного заявления туроператора о прекращении деятельности в связи с невозможностью исполнения обязательств.

Действующий закон не устанавливает зависимость наступления факта причинения ущерба туристу от дат начала или окончания тура, а значит отказ в удовлетворении требований Истца на данном основании является незаконным.

Вторым важным моментом, на который указала Судебная коллегия Верховного Суда является несостоятельность вывода о том, что исчерпание страхового лимита служит безусловным основанием для возложения на туриста связанных с этим неблагоприятных последствий и освобождения страховщика от ответственности. Как отметил ВС РФ, исчерпание произошло после неправомерного отказа страховщика в удовлетворении своевременно заявленного требования об осуществлении страхового возмещения. Таким образом, поскольку на момент обращения истца за страховой выплатой данный лимит не был исчерпан, а отказ в страховой выплате являлся необоснованным, на страховщика может быть возложена предусмотренная Гражданским кодексом обязанность возместить убытки, причиненные неисполнением своего обязательства.

В заключение хочу отметь, что рассмотренную выше позицию Верховный суд РФ занимал и раньше, в Определении № 45-КГ21-10-К7 от 21 июля 2021 г. Представляется, что такая единообразность позиций ВС РФ по данной категории споров — первый шаг к формированию правоприменительной практики, защищающей интересы туристов от недобросовестных действий туроператоров.

Вас может заинтересовать