Можно ли расторгнуть или не исполнить договор, если вы пострадали от санкций?

«BFM», апрель 2022
Ольга Полякова
Ольга Полякова
юрист
UK
UK

«BFM», апрель 2022

Происходящие в мире события неизбежно влияют на условия оборота – от введенных санкций и ограничений страдают буквально все сферы бизнеса, а особенно те, что связаны с внешнеторговой деятельностью.

Категории лиц, подпадающих под действие санкций, растет с каждым днем, при этом все сложнее становится определить в каждой конкретной ситуации, может ли быть применен санкционный режим по отношению к тому или иному контрагенту. Также неясно, стоит ли на время неопределенности приостановить исполнение обязательств, или наоборот, опасаясь новых пакетов санкций, поспешить завершить запланированные сделки.

Далее мы разберем, можно ли расторгнуть, изменить или не исполнить договор, если вы пострадали от санкций.

Можно ли расторгнуть договор в одностороннем порядке?

Согласно статье 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации право на односторонний отказ от договора может быть предусмотрено законом или договором. Суды признают соответствующими законодательству условия, устанавливающие право сторон расторгнуть договор в одностороннем порядке, если в отношении другой стороны (или ее бенефициара) введены санкции.

Однако, если в вашем договоре отсутствует санкционная оговорка, сам факт введения санкций не может считаться достаточным основанием для отказа от договора.

Споры о правомерности одностороннего расторжения договора в связи с санкциями уже рассматривались ранее. Суды нескольких инстанций отмечали, что санкции – это категория публичного права. При введении санкций против тех или иных частных лиц, иностранные органы власти ограничивают их публично-правовые права и обязанности. Однако публичное право не обладает экстерриториальным характером. Соответственно, и иностранное санкционное законодательство не может порождать, а также ограничивать права и обязанности российских физических или юридических лиц. Данным образом проявляется принцип суверенитета государства и невмешательства в его внутренние дела.

Таким образом, если нормы иностранных государств о санкциях противоречат публичному порядку и не могут быть применены в Российской Федерации, то и контрагент не вправе в одностороннем порядке расторгнуть договор по этой причине. При этом, позиция суда в каждом конкретном случае может разниться – все будет зависеть от того, как квалифицируется территориальный характер введенных санкций. До настоящего времени суды придерживались устоявшейся практики о непризнании экстерриториального свойства экономических санкций.

Можно ли потребовать изменения условий договора?

Судебная практика по вопросу признания введения санкций существенным изменением обстоятельств неоднозначна. В каждом конкретном случае судом будут в совокупности оцениваться условия договора, значительность изменения положения сторон, а также иные, влияющие на сложившиеся отношения, обстоятельства.

Чтобы изменившиеся обстоятельства признали достаточно существенными для внесения изменений в условия договора, должно одновременно соблюдаться четыре следующих условия:

  • При заключении договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не случится;
  • Изменения вызваны причинами, которые при должной заботливости и осмотрительности не могла преодолеть заинтересованная сторона;
  • Продолжение исполнения договора без изменения его условий существенно нарушит соотношение имущественных интересов сторон;
  • Из обычаев или существа договора не следует, что заинтересованная сторона несет риск изменения обстоятельств.

Учитывая указанные критерии, суды иногда относят введение санкций к части предпринимательского риска, что не может являться основанием для расторжения или изменения договора.

Так, Верховный суд РФ не счел введение санкций против банка достаточным основанием для расторжения договора аренды одного из офисов. И хотя банк серьезно пострадал от санкций и был вынужден закрыть несколько филиалов, суд указал, что банк, являясь профессиональным участником рынка финансовых услуг, должен был предвидеть подобную экономическую ситуацию и предусмотреть в договоре соответствующее условие.

Однако в ряде случаев суды признают введение санкций против России существенным изменением обстоятельств, являющимся достаточным основанием для изменения или расторжения договора. Судами трех инстанций было признано существенным изменением обстоятельств внесение истца в санкционный список США. Из-за введенных ограничений в отношении истца защита его интересов по договору стала невозможна ввиду наличия третейской оговорки и оговорки о применимом праве (английское право). Вследствие этого, суды, руководствуясь статьей 451 ГК РФ, изменили условия договора, указав, что местом разрешения споров будет арбитражный суд России по соответствующей подсудности, а к самому договору применимо российское право.

Таким образом, возможность изменения договора в связи с существенным изменением обстоятельств, вызванным введенными санкциями, будет индивидуально оцениваться в каждом конкретном случае.

Можно ли расторгнуть обязательство, если из-за санкций его невозможно исполнить?

Гражданский кодекс РФ предусматривает возможность прекращения обязательств сторон в силу невозможности их исполнения, если такая невозможность наступила после возникновения обязательства и имеет постоянный, неустранимый характер, является объективной, не зависящей от воли и действий обязанного лица. Невозможность исполнения обязательств может стать и следствием издания акта органа государственной власти или местного самоуправления. А таком случае обязательство так же можно прекратить.

Однако, как и в предыдущей ситуации, единой судебной практики по данному вопросу не сложилось. Далее рассмотрим две противоположных позиции судов, чтобы убедиться в том, какое весомое значение могут приобретать, казалось бы, маловажные детали.

Так, судом было прекращено обязательство в связи с невозможностью его исполнения, вызванной изданием органом государственной власти акта о запрете на ввоз в Российскую Федерацию определенных товаров. Между покупателем из России и продавцом из Украины был заключен договор поставки соевых бобов. Позже актом Россельхознадзора ввоз из Украины на территорию Российской Федерации соевых бобов был ограничен. Не имея возможности принять товар, покупатель направил уведомление о расторжении договора, однако арбитраж признал такой отказ незаконным и взыскал с покупателя убытки в пользу продавца. Российский суды не привели в исполнение решение арбитража, поскольку оно было признано противоречащим публичному порядку России. Суды сочли, что имеет место объективная невозможность исполнения обязательства в связи с введением ограничений со стороны компетентных органов России.

Таким образом, арбитраж не учел, что норма об отказе от договора вследствие невозможности его исполнения ввиду издания акта органа государственной власти с учетом официального запрета на ввоз товара, является сверхимперативной и подлежит обязательному применению.

При этом, существует и противоположная позиция судов о том, что невозможность покупки товара у иностранного поставщика, вызванная запретом на ввоз этого товара, не является подтверждением того факта, что обязательство теперь не может быть исполнено.

Поставщик по государственному контракту обратился к заказчику с исковым требованием о признании обязательств прекратившимся в связи с невозможностью их исполнения. Невозможность образовалась из-за того, что часть необходимых товаров невозможно поставить, поскольку они попали в санкционные списки и запрещены к ввозу в Республику Крым. Однако для судов это не стало достаточным основанием для признания отказа от договора правомерным, так как невозможность закупить товар у определенного зарубежного поставщика не свидетельствует о невозможности исполнения всего контракта.

Вот так, при внешней схожести обстоятельств, детали каждого конкретного дела могут привести к абсолютно противоположным решениям судов. В стремительно развивающейся отрасли еще не сформировалась четкая судебная практика по каждому вопросу, возникающему у бизнеса. Судебные органы, сталкиваясь каждый раз с новыми формами санкций и новыми обстоятельствами, пытаются защитить и публичные интересы, и интересы сторон обязательств. В таких ситуациях острее встает вопрос о границах предпринимательского риска. Именно поэтому бывает сложно оценить перспективы спора, не имея специальных знаний и опыта в сфере санкционного права.

Вас может заинтересовать