Обращение взыскания на единственное жильё должника: возможно ли?

«Юрист компании», декабрь 2021
Наталья Щегельская
Наталья Щегельская
юрист
UK
UK

«Юрист компании», декабрь 2021

Определение понятия «единственное жильё» или «единственное жилое помещение» в законодательстве не закреплено, однако данные термины используются в случаях реализации гражданами отдельных жилищных прав, а также в случаях взыскания просроченной задолженности или банкротства граждан.

Как правило, под единственным жильем понимается жилое помещение, которое является для гражданина и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания.

Частью 1 статьи 446 ГПК РФ предусмотрено, что взыскание по исполнительным документам не может быть обращено, в частности, на жилое помещение (его части), принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности, если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (абз. 2).

С помощью так называемого «исполнительского иммунитета» (в отношении единственного жилья по общему правилу не может быть обращено взыскание по исполнительным документам; исключение составляет жилое помещение, заложенное по договору об ипотеке) государство защищает, гарантирует право должника на удовлетворение конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.

Исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, не обремененного ипотекой, действует также при банкротстве гражданина.

Хотелось бы напомнить, что абсолютная невозможность обращения взыскания на единственное жилье, пришла в современное право из Приложения к ст. 271 ГПК РСФСР 1923 г. и Приложения N 1 к ГПК РСФСР 1964 г. и объяснялась равенством граждан в социально-экономическом плане — в большинстве случаев советские граждане не имели в собственности значительных по площади жилых помещений.

В то время у правопорядка отсутствовала необходимость соотносить интересы должника, которому принадлежала «одна квартира «сталинка», с интересами кредитора, в пользу которого взысканы суммы, сопоставимые со стоимостью имущества должника.

Распад СССР, переход к рыночной экономике, новый социально-экономический уклад ставит перед правовой системой задачу обеспечения справедливости при разрешении споров между интересами должника и требованиями его кредиторов. Наличие у должника чрезмерно большого жилого помещения, часто дорогостоящего, возможность легко заменить большое помещение на меньшее по площади давно подталкивали наше право к отказу от абсолютного исполнительского иммунитета.

Вопрос применения правового института исполнительского иммунитета единственного жилья рассматривался Конституционным Судом РФ.

Так, Постановлением от 14 мая 2012 года N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова» Конституционный Суд РФ признал положение абзаца 2 части 1 статьи 446 ГПК РФ не противоречащим Конституции РФ, так как оно направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав и в конечном счете — на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

При этом Конституционный Суд РФ обратил внимание, что c целью реализации конституционного принципа соизмеримости, при обеспечении защиты прав и законных интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника как участников исполнительного производства исполнительский иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей), должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.

После принятия КС РФ Постановления от 14.05.2012 года N 11-П в судебной практике неоднократно предпринимались попытки обращения взыскания на единственное жилье гражданина-должника, явно превышающее его необходимые потребности в жилище, однако, в обращении взыскания на указанное имущество суды отказывали (Определение ВС РФ от 11.07.2017 N 78-КГ17-28, Определение ВС РФ от 16.04.2021 N 305-ЭС21-4503 по делу N А40-38330/2016, Апелляционные определения Московского городского суда от 14.09.2020 по делу N 33-34545/2020, от 08.09.2020 по делу N 33-33565/2020, 2-4370/2019, Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 30.11.2017 по делу N 33-17557/2017, Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 11.06.2019 N 33-12508/2019 по делу N 2-120/2019).

В Определении от 29.10.2020 г. № 309-ЭС20-10004 по делу N А71-16753/2017 Верховный Суд РФ обратил особое внимание, что КС РФ в своем Постановлении указал, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, однако соответствующие изменения закона приняты не были.

В дополнение Постановления от 14.05.2012 года N 11-П Конституционный Суд РФ в своём Постановлении N 15-П от 26 апреля 2021 года («По делу о проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ и пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“ в связи с жалобой гражданина И.И. Ревкова») указал, что положения абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и п. 3 ст. 213.25 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», устанавливающие исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника, не могут быть нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения (их части), предусмотренные этими законоположениями, если суд сочтет необоснованным применение исполнительского иммунитета, в том числе при несостоятельности (банкротстве) гражданина-должника, поскольку:

1) отказ в применении исполнительского иммунитета не оставит гражданина-должника и членов его семьи без жилища, пригодного для проживания (площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма, и в пределах того же населенного пункта, где эти лица проживают);

2) при необходимости должно быть учтено соотношение рыночной стоимости жилья с величиной долга, погашение которого в существенной части могло бы обеспечить обращение взыскания на жилое помещение;

3) ухудшение жилищных условий вследствие отказа гражданину-должнику в применении исполнительского иммунитета не может вынуждать его к изменению места жительства (поселения), что, однако, не препятствует ему согласиться с такими последствиями, как и иными последствиями, допустимыми по соглашению участников исполнительного производства и (или) производства по делу о несостоятельности (банкротстве). Так, Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 08.11.2021 N Ф06-10172/2021 по делу N А65-27554/2020 отказано финансовому управляющему в удовлетворении заявления об исключении из конкурсной массы должника недвижимого имущества — жилого помещения, как единственного жилья должника, поскольку установлено, что должник согласен на включение в конкурсную массу и реализацию на торгах спорной квартиры.

Как видим, в Постановлении N 15-П от 26.04.2021 г. Конституционный Суд РФ допустил, что суды могут не соглашаться с исполнительским иммунитетом, если сочтут его применение необоснованным. В указанном Постановлении приведены ориентиры, которыми суды должны руководствоваться при рассмотрении конкретных споров, допуская возможность обращения взыскания на единственное жилье.

Так, должник не вправе, обладая более чем одним жильем, отчуждать иную жилую недвижимость с целью наделения единственной квартиры исполнительским иммунитетом. В случае совершения указанных действий отсутствие у должника жилья, свободного от исполнительского иммунитета, будет являться исключительно результатом совершенных им действий. В таком случае исполнительским иммунитетом единственное жилье наделяться не будет, а указанные сделки будут признаны недействительными (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30.08.2021 N 307-ЭС21-8025 по делу N А56-7844/2017).

В Определении Верховного Суда РФ от 26.07.2021 № 303-ЭС20-18761 по делу №А73-12816/2019 разъяснены существенные вопросы обращения взыскания на единственное жилье гражданина — должника, не являющееся предметом залога, в рамках процедуры банкротства гражданина.

Вас может заинтересовать