Ничего не нарушил, но заплатить придется

«Юрист компании», октябрь 2021
Ольга Полякова
Ольга Полякова
юрист
UK
UK

«Юрист компании», октябрь 2021

Возмещение потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств.

Согласно статье 406.1 ГК РФ субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность, могут заключить соглашение, в соответствии с которым у одной из сторон возникает обязанность по возмещению имущественных потерь контрагента, возникших в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанных с нарушением обязательства другой стороной. Подобными обстоятельствами могут быть невозможность исполнения обязательства, предъявление третьими лицами или органами государственной власти требований к стороне.

Данная договорная конструкция примечательна тем, что сторона возмещает потери вне зависимости от наличия нарушения с ее стороны — достаточно доказать то, что потери уже понесены или неизбежно наступят в будущем. Стороне, понесшей потери необходимо предоставить доказательства наличия причинной связи между ними и произошедшим обстоятельством. Соглашением может быть предусмотрено возмещение всего объема потерь или их части. Соглашение о возмещении потерь должно быть составлено явно и недвусмысленно. Сомнения в существе соглашения трактуются в пользу условий ответственности за неисполнение обязательства.

Сторонами подобного соглашения могут быть субъекты, действующие при осуществлении предпринимательской деятельности, а также физические лицам, если условие о возмещении потерь предусмотрено в корпоративном договоре либо в договоре об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества.

Права и обязанности по данному соглашению могут переходить в порядке сингулярного или универсального правопреемства также и к лицам, не осуществляющим предпринимательскую деятельность.

Стоит также отметить, что соглашение о возмещении потерь существует обособленно от основного обязательства — оно продолжает действовать как самостоятельное вне зависимости от заключенности и действительности договора, даже если содержится в нем в виде условия или оговорки. Однако это действует и в обратную сторону — соглашение о возмещении потерь отдельно от основного договора может быть признано недействительным как нарушающее требования закона, совершенное с противоправной целью, мнимое или притворное и по иным предусмотренным законом основаниям.

Далее рассмотрим несколько примеров из судебной практики, демонстрирующих необходимость составления соглашения явно и недвусмысленно, как можно более конкретно отражая договоренность сторон о возмещении потерь в случае наступления конкретных обстоятельств:

1. Сторонами заключено акционерное соглашение об осуществлении прав, удостоверенных акциями, в соответствии с которым они договорились осуществлять корпоративные права определенным образом. В том числе принять участие в голосовании на общих собраниях акционеров общества, где на повестке дня стояли следующие вопросы: определение цены и одобрение сделки с заинтересованностью между заводом и обществом; приобретение заводом у общества объекта недвижимости; выплата обществом дивидендов путем направления на выплату чистой прибыли общества по итогам соответствующего периода (и соответственно от сделки с заводом) в определенном размере.

Данным соглашением предусмотрена обязанность проголосовать за одобрение сделки с заинтересованностью по конкретной цене, а в случае распределения на дивиденды чистой прибыли в меньшем размере, разница подлежит компенсации заводом. Таким образом, если дивиденды не поступят на расчетные счета организации в определенном размере, завод, как заинтересованная в сделке сторона, обязан компенсировать упущенную выгоду — как в случае полной невыплаты, так и при возникновении разницы между оговоренной и фактически поступившей суммой.

По результатам общего собрания акционеров сделка с заинтересованностью по продаже обществом заводу недвижимости была одобрена. Акционеры свою часть обязательств выполнили, однако сумма чистой прибыли оказалась меньше, соответственно, на выплату дивидендов была направлена меньшая сумма. В итоге истец обратился в суд с требованием к заводу о взыскании разницы между суммой дивидендов, указанных в соглашении, и суммой фактически поступивших дивидендов.

Суд первой инстанции требование удовлетворил, вышестоящие суды его поддержали. Верховный суд также счел, что, заключая оспариваемую ответчиком часть соглашения, стороны выражали свою общую волю, согласовав условия о возмещении имущественных потерь в результате наступления определенных обстоятельств. И поскольку указанные обстоятельства наступили, имущественные потери возникли, ответчик обязан во исполнение соглашения их возместить.

2. Организация обратилась в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю с требованием о взыскании компенсации стоимости ремонтных работ.

Судом установлено, что между сторонами был заключен договор субаренды помещения. Согласно одному из пунктов в случае досрочного расторжения договора не по инициативе субарендатора, арендатор обязуется возместить расходы субарендатора на проведение ремонтных работ объекта на основании сметы ремонтно-строительных работ.

После заключения и регистрации договора субарендатор с согласия арендатора выполнил ремонтно-строительные работы на объекте на определенную сумму. Вскоре истец получил уведомление о расторжении договора субаренды в связи с прекращением основного договора аренды. Объект был возвращен, подписан передаточный акт. Не получив от индивидуального предпринимателя добровольного исполнения обязательства о возмещении имущественных потерь, бывший субарендатор обратился в суд, поскольку понес расход на ремонтные работы помещения, субаренда которого досрочно прекращена.

Суд первой инстанции, с которым согласились и вышестоящие суды, исковые требования удовлетворил. Суд счел, что требования истца правомерны, поскольку основаны на согласованных сторонами условиях договора субаренды. Факт досрочного расторжения не по вине субарендатора доказан, смета расходов на ремонтные работы предоставлена. Данные обстоятельства являются основанием для взыскания с индивидуального предпринимателя компенсации затрат истца.

Доводы ответчика о том, что некоторые части ремонтных работ являются отделимыми улучшениями, которые истец демонтировал и, злоупотребляя правами, требует возмещения и за них, суды не приняли, поскольку данный факт не подтвержден относимыми и допустимыми доказательствами. Также не оказался имеющим существенное значение и факт износа отремонтированных помещений за время использования субарендатором, поскольку соглашением о возмещении потерь это предусмотрено не было.

Свое решение суд мотивировал принципом свободы договора, согласно которому стороны сами определяют условия договоров, если они не противоречат закону. Оспариваемое ответчиком условие не противоречит законодательству и нацелено на минимизацию имущественных потерь субарендатора в случае досрочного прекращения договора. Возмещение потерь в данном случае является обоснованным и не влечет неосновательное обогащение истца. Расторжение договора произошло не по его вине, субарендатор не содействовал наступлению этого обстоятельства, а действовал добросовестно.

3. В следующем примере из практики суды не усмотрели в договоре сторон наличия оговорки о возмещении потерь и отказали в исковых требованиях о возмещении потерь в виде недостачи товара в магазине.

Между организацией (истец) и охранным предприятием (ответчик) был заключен договор на оказание охранных услуг на объектах заказчика. Дополнительным соглашением к договору предусмотрена обязанность исполнителя по оплате 10% недостачи, выявленной после проведения ревизии, за минусом сумм естественной убыли нормы на забывчивость покупателей.

По результатам ревизий за три года у охранного предприятия накопилась задолженность по возмещению 10% размера выявленных недостач. Когда охранное предприятие обратилось в суд с требованием о взыскании задолженности по договору, заказчик предъявил к зачету встречные требования о возмещении вышеуказанных потерь.

Однако суд отказал в удовлетворении встречного иска, поскольку в дополнительном соглашении сторонами не был определен порядок выявления недостачи. Также соглашением предусмотрено, что размер ущерба должен подтверждаться расчетом товароматериальных ценностей, составленных с участием исполнителя по договору и сверенных с данными бухгалтерского учета. Истцом не было представлено относимых и допустимых доказательств участия исполнителя при проведении ревизии и причинно-следственной связи между недостачей и действиями охранного предприятия. Суд учел и позицию Пленума Верховного суда РФ касательно того, что соглашение о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным. Если неясно, о чем именно договорились стороны — о возмещении потерь или об ответственности за неисполнение обязательства, применяются нормы о последнем.

Таким образом, можно отметить, что в делах данной категории суды особо обращают внимание на текст соглашения о возмещении потерь — при буквальном его толковании не должно оставаться вопросов о существе обязательства, поскольку при возникновении сомнений статья 406.1 ГК РФ применяться не будет. Также важно, чтобы соглашение было заключено либо по поводу осуществления предпринимательской деятельности, либо в рамках отношений, предусмотренных пунктом 5 статьи 406.1 ГК РФ.

Вас может заинтересовать