Расчет стоимости
Скачать прайс

Изготовителю продукции с нанесением товарного знака правообладателя безопаснее заключать договор подряда

Арбитражная практика № 6

Анна Лаврухина
адвокат Адвокатской Палаты
  • Каким образом правообладатель может контролировать использование товарного знака
  • Как оформить отношения правообладателя и изготовителя продукции, включающие производство и маркировку товара
  • Можно ли расходы по незарегистрированному лицензионному договору учесть в целях налогообложения прибыли

Лаврухина Анна Владиславовна, старший юрист юридической компании "ПРИОРИТЕТ" lavruhina@uk-prioritet.ru

Правообладатели товарных знаков часто не имеют возможности производить продукцию самостоятельно, и обращаются к изготовителям, которые производят товар и наносят на него соответствующий товарный знак. В такой ситуации перед правообладателем встает вопрос: как оформить отношения с изготовителем, чтобы исключить неправомерное использование товарного знака и избежать возможных споров с налоговыми органами. Изготовители же опасаются дополнительной ответственности перед потребителями, если права на товарный знак будут оформлены неверно. Да и проблемы с налоговым учетом расходов, возникающих при исполнении обязательств перед правообладателем, им тоже ни к чему.

Использование товарного знака возможно и без лицензионного договора

Вначале определим, что же законодатель и судебная практика понимают под использованием товарного знака, и какими способами такое право может быть передано.

Закон предусматривает различные варианты и способы использования товарного знака, главное, чтобы оно осуществлялось с разрешения правообладателя.

ЦИТАТА. "Лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак) <…>. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак" (п. 1 ст. 1484 ГК РФ).

Использование товарного знака представляет собой осуществление исключительного права на товарный знак лицом, владеющим таким правом на каком-либо основании. Правообладатель может реализовать свое исключительное право, например, путем размещения товарного знака на товарах, этикетках, упаковках товаров, которые производятся, продаются или иным образом вводятся в гражданский оборот (п. 2 ст. 1484 ГК РФ).

Распоряжение исключительным правом на товарный знак происходит путем заключения соответствующих соглашений. Законом предусмотрено два способа распоряжения исключительным правом на товарный знак - путем заключения договора об отчуждении такого права или путем заключения лицензионного соглашения (ст. 1488, 1489 ГК РФ). Гражданский кодекс не запрещает использовать и другие формы соглашений об использовании товарного знака. Хотя, конечно, по сути эти соглашения будут лицензионными.

Помимо указанных двух вариантов, ГК РФ предусматривает еще один, третий, способ использования товарного знака - под контролем правообладателя (п. 2 ст. 1486). Появление в законе формулировки «использование товарного знака под контролем правообладателя» было вызвано сложившейся практикой. В этом случае субъектом осуществления исключительного права остается правообладатель, но фактическое размещение товарного знака осуществляется другим лицом.

ПРАКТИКА. Иностранная компания обратилась в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием, ссылаясь на отсутствие лицензионных или сублицензионных договоров в отношении товарного знака в течение трех лет. Роспатент отказал в удовлетворении заявления, а компания обжаловала отказ в суде. Арбитражные суды признали отказ Роспатента правомерным, посчитав, что спорный товарный знак в течение предшествующих трех лет использовался в составе комбинированного товарного знака при производстве товара под контролем правообладателя. Доказательством послужили лицензионный и сублицензионные договоры, предметом которых являлось использование комбинированного товарного знака; а также подтверждение правообладателем факта, что он контролировал производство продукции по таким товарным знаком. Изготовитель признан по отношению к правообладателю "другим лицом", использующим товарный знак без лицензионного договора (определение ВАС РФ от 18.04.2012 № ВАС-4005/12).

Как видно из приведенного примера, товарный знак может и не быть непосредственным предметом лицензионного или сублицензионного договоров. Ключевое значение при установлении факта использования товарного знака будет предусмотренное соглашениями право правообладателя контролировать производство товара, а также необходимость получения его согласия для нанесения товарного знака изготовителем на товар.

Как видно, товарный знак может быть признан используемым на законном основании и без наличия лицензионных соглашений об этом, если он используется под контролем правообладателя. Особенно важно понимать, что в этом случае такое использование товарного знака со стороны изготовителя не будет являться осуществлением исключительного права на товарный знак.

Регистрация лицензионного договора не влияет на налогообложение связанных с ним расходов
Итак, использование товарного знака под контролем правообладателя не является, по сути, осуществлением исключительного права на товарный знак. Поэтому для такого использование не нужно заключать лицензионные договоры и другие соглашения об использовании товарного знака, предметом которых является именно осуществление исключительного права. 

Если же предполагается использование товарного знака в смысле осуществления исключительного права, то законно это можно делать только на основании письменного договора, подлежащего государственной регистрации. При этом отсутствие государственной регистрации такого договора влечет его ничтожность (ст.ст. 165, 1235 ГК РФ, п.50 Постановления Пленума ВС РФ №5 и Пленума ВАС РФ №29 от 26.03.2009г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ"). 

Отсутствие регистрации лицензионного договора имеет, в основном, гражданско-правовые и налоговые последствия. Так, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все исполненное по сделке (ст.167 ГК РФ).

Налоговые последствия в основном связаны с вопросом: возможно ли включать оплаты по такому договору в расходы при исчислении налога на прибыль. По этому поводу в сложившейся практике существует целых три подхода: до государственной регистрации лицензионного договора относить платежи по нему на расходы нельзя (Письмо УМНС РФ по г. Москве от 30.09.2002г. №26-12/45796); до государственной регистрации лицензионного договора относить платежи по нему на расходы можно, при условии наличия условия о распространении договора на прошлые периоды в порядке пункта 2 статьи 425 ГК РФ (Письмо Министерства финансов РФ от 04.04.2011г. №03-03-06/4/28); до государственной регистрации лицензионного договора относить платежи по нему на расходы можно в любом случае при наличии полного комплекта подтверждающих документов, так как налоговый кодекс не связывает наличие или отсутствие регистрации договора с правом налогоплательщика на применение вычета по налогу на прибыль, а факт регистрации договора в целях налогообложения не является существенным. И если понесенные расходы подтверждены надлежащим образом, суды признают их учет правомерным.  

ПРАКТИКА. Между правообладателем и обществом был заключен договор о неисключительном праве использования товарного знака. Расходы по данному договору общество учитывало в целях налогообложения прибыли. Налоговый орган посчитал, что общество эти расходы учитывало неправомерно, поскольку заключенный с правообладателем договор не был зарегистрирован. В связи с этим расходы по договору не являются экономически целесообразными и не могут уменьшать налогооблагаемую прибыль общества. Суды всех инстанций посчитали выводы налогового органа необоснованными, указав, что налоговый орган не вправе оценивать целесообразность расходов, понесенных налогоплательщиком. Если такие расходы подтверждены документально, налогоплательщик вправе учесть их в целях налогообложения прибыли. Факт регистрации договора в целях налогообложения не является существенным. (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.12.2010 по делу № А53-7659/2010).

Аналогичные выводы встречаются и в других судебных актах (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.12.2011 по делу № А54-999/2011, постановление ФАС Уральского округа от 03.07.2007 по делу № Ф09-4997/07-С3). Несмотря на очевидные плюсы такого подхода с точки зрения налогоплательщика, не вполне понятно, почему суды не учитывают ничтожность подобных договоров в силу прямого указания на это закона.          

Необходимость лицензионного договора зависит от модели отношений изготовителя и правообладателя
Далеко не всегда правообладатели, которые для производства продукции обращаются к изготовителям, намерены заключать с последними лицензионные договоры. Однако право изготовителя наносить на продукцию товарный знак, принадлежащий правообладателю, все равно необходимо каким-либо образом зафиксировать. Кроме того, в зависимости от вида заключенного с правообладателем договора сами изготовители могут нести дополнительные риски. Существует два варианта оформления отношений между правообладателем и изготовителем.

Изготовление продукции по договору подряда. Правообладатель и изготовитель могут заключить договор подряда на изготовление продукции. В этом случае заключение лицензионных договоров не требуется, так как размещение товарного знака изготовителем осуществляется не на своих товарах, а по заказу правообладателя на его же товарах. Ведь результат работ принадлежит изначально заказчику. Субъектом осуществления исключительного права на товарный знак остается правообладатель. В случае же необходимости подтверждения факта использования товарного знака правообладатель как раз может представить в контролирующие органы или суд договоры подряда и документы, подтверждающие их исполнение.

Интересно, что когда речь идет о привлечении подрядчика-гражданина, который, например, обязан наклеивать этикетки с товарным знаком на продукцию, ни у кого не возникает сомнений, что с таким лицом лицензионный договор заключать не нужно. Но если в качестве подрядчика выступает компания, то некоторые правоприменители резко меняют точку зрения и полагают, что лицензионный договор все-таки необходимо заключать. Хотя, по сути (с точки зрения использования товарного знака), ничего не меняется.

Для изготовителя товара договор подряда является выгодным вариантом оформления отношений с правообладателем. Поскольку в случае, если заказчик окажется ненадлежащим правообладателем и право на использование товарного знака у него отсутствует, то ответственность за незаконное использование товарного знака полностью ляжет на такого заказчика (ст. 14.10 КоАП РФ). К тому же договор подряда защитит изготовителя продукции от претензий настоящего правообладателя.

ПРИМЕР. Общество-правообладатель товарного знака обратилось в ФАС России с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства. Нарушение выразилось в реализации продукции с незаконным использованием на ней товарного знака. В рамках рассмотрения дела было установлено, что на производимых компанией мясных консервах использовались этикетки, дизайн которых являлся сходным до степени смешения с принадлежащими правообладателю товарными знаками. Производитель продукции поставлял ее заказчику в рамках заключенного между ними договора подряда. По условиям договора производитель не мог вносить изменения в дизайн указанных этикеток, а изготавливаемая им продукция, на которой данные этикетки размещались, являлись собственностью заказчика, который осуществлял последующую реализацию продукции. Следовательно, именно заказчик был признан нарушившим пункт 4 части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции (решение ФАС России №АК/11922 от 22.04.2010 по делу №1 14/222-09 от 22.04.2010; http://www.fas.gov.ru/ solutions/solutions_30970.html).

Несмотря на то, что изготовитель не является субъектом использования права на товарный знак, ему все же стоит запрашивать информацию от заказчика о том, на каком основании он использует товарный знак. Это необходимо для подтверждения своей добросовестности в случае проверок со стороны контролирующих органов и претензий со стороны правообладателя.

Изготовление продукции по договору поставки. Вторым распространенным способом оформления отношений между правообладателем и изготовителем товара является заключение договора поставки. В данном случае правообладатель выступает в качестве покупателя, а изготовитель - в качестве поставщика.

В этом случае заключение лицензионного договора является обязательным, поскольку изготовитель наносит товарный знак на свой товар (делает для себя в целях будущей продажи), а потом уже продает его с нанесенным на нем или на его этикетке товарным знаком покупателю-правообладателю. При такой модели взаимоотношений именно производитель является субъектом осуществления исключительного права на товарный знак.

ПРАКТИКА. Общество заключило с правообладателями лицензионные договоры о предоставлении права на использование товарных знаков. Они наносились на продукцию заводом-изготовителем, который в качестве продавца поставлял продукцию обществу (покупателю). С заводом общество также заключило сублицензионный договор.

По итогам камеральной проверки налоговый орган признал неправомерным учет обществом расходов в виде лицензионных отчислений, которые оно уплачивало в пользу правообладателей. Компания обжаловала решение инспекции в суд, который встал на сторону заявителя.

Суд указал, что несение обществом расходов по лицензионным договорам направлено на получение в последующем дохода от реализации продукции, маркированной товарными знаками. Инспекция неправомерно разграничивала доходы, полученные обществом в виде сублицензионных платежей, и доходы, полученные от реализации лицензионной продукции (постановление Президиума ВАС РФ от 14.06.2011 № 15093/10).

В рассмотренном случае покупатель поступил правильно, заключив с изготовителем продукции сублицензионный договор. К сожалению, на практике далеко не все правообладатели (лицензиаты), которые оформляют отношения с изготовителями договором поставки, заключают еще и лицензионные (сублицензионные) договоры.

В результате сторонам приходится доказывать, что отношения между правообладателем и заказчиком на самом деле носили характер не купли-продажи, а производства продукции по заказу правообладателя. Чаще всего вопросы к хозяйствующим субъектам в этом случае возникают у налоговых органов, которые считают экономически нецелесообразными расходы лицензиатов и указывают, что лицензионный договор должен был быть заключен правообладателем с заводом-изготовителем. Правда, в зависимости от обстоятельств конкретного дела подобный спор может выиграть и налогоплательщик.

ПРАКТИКА. По итогам выездной налоговой проверки инспекция сняла расходы общества по лицензионным договорам как необоснованные. По мнению налогового органа, общество не использовало товарный знак, право на который приобрело, поскольку само не производило и не вводило в гражданский оборот продукцию с его нанесением. Такую продукцию оно приобретало у производителя по договору поставки. Поэтому инспекция посчитала, что лицензионный договор с правообладателем должен был заключить производитель-поставщик, фактически использовавший товарный знак.

Но суды решили, что отношения между обществом и производителем нельзя расценивать исключительно как отношения покупателя и поставщика. Общество контролировало качество изготавливаемого товара с товарным знаком на всех стадиях производства (выполняло обязанности, предусмотренные лицензионным договором). А производитель-поставщик не мог вводить в оборот продукцию с нанесенным товарным знаком, поскольку не имел права его использовать (определение ВАС РФ от 05.03.2010 № ВАС-1848/10).

Судебная практика по данной категории дел неоднородна. Например, в другом споре суды первой, апелляционной и кассационной инстанции пришли к выводу, противоположному указанному выше. Они посчитали, что именно производитель-поставщик вводил продукцию в гражданский оборот, так как передавал продукцию по договору поставки заказчику, и, соответственно, он же должен был уплачивать лицензионные платежи. Однако ВАС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и указал, что использующим товарный знак является то лицо, которое его реально использует, в том числе путем введения товара в гражданский оборот, а не исключительно то, которое наносит товарный знак на продукцию. ВАС РФ посчитал, что передаче продукции в полном объеме заказчику не может быть признана введением продукции в гражданский оборот. Кроме того, ВАС РФ указал, что хозяйствующие субъекты самостоятельно выбирают способы достижения ими результата от предпринимательской деятельности, а в полномочия налоговых органов не входит вменения налогоплательщиком доходов, исходя из собственного видения достижения экономического эффекта с меньшими затратами (постановление Президиума ВАС РФ от 28.10.2010 № 8867/10).

Как видно, стороны могут использовать разные формы сотрудничества при производстве продукции с товарным знаком, от этого будет зависеть, нужно или нет заключать лицензионный договор. Это право сторон гражданского оборота, которые свободны в выборе способов осуществления ими предпринимательской деятельности, если эти способы не нарушают законодательство РФ.

Подрядчик не является изготовителем продукции в отношениях с потребителями

От вида договора, заключенного между правообладателем и изготовителем, зависит не только необходимость заключения лицензионного договора, но и статус изготовителя в отношениях с потребителями.

Так, при заключении правообладателем и изготовителем договора подряда последний не признается изготовителем с точки зрения Закона РФ от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей». Закон о защите прав потребителей понимает под изготовителем организацию, которые производят товары для реализации потребителям.

В случае изготовления продукции по договору подряда товар вводится в оборот организацией, заказавшей изготовление товара. Она же определяет и его качественные показатели, потребительские свойства. Чаще всего именно эта организация предоставляет те или иные гарантии конечному потребителю товара. По сути, данная организация и является изготовителем товара с точки зрения Закона о защите прав потребителей.

Если товарный знак на произведенную продукцию наносится изготовителем в связи с реализацией им лицензионного договора, изготовителем товара будет не то лицо, чей товарный знак использован для обозначения товара, а лицо, получившее право на использование этого товарного знака на основании лицензионного договора и изготавливающее товар для дальнейшей продажи. 

Соглашаясь на сотрудничество с правообладателем-заказчиком, изготовителю следует учитывать изложенную выше особенность.

Изготовление товара подрядчиком не всегда означает использование товарного знака под контролем правообладателя

Как видно из приведенной выше практики, изготовление товара с нанесением на него товарного знака изготовителем широко востребовано. Однако понятие использования товарного знака «под контролем правообладателя», которое зафиксировано в ГК РФ, в законе и судебной практике до сих пор не раскрыто. По этой причине трудно с абсолютной уверенностью назвать те случаи, к которым она применима, и утверждать, что в случае спора суд будет на стороне правоприменителей.

ПРАКТИКА. Общество обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием. Роспатент прекратил правовую охрану в части, касающейся определенных видов товаров, поскольку между правообладателем и третьим лицом имелись соглашения об использовании товарного знака. Общество оспорило данное решение в суде. Суд указал, что соглашение об использовании прав содержит условие о контроле качества, и должно быть квалифицировано как лицензионное. Но без государственной регистрации оно считается ничтожным и не подтверждает факт использования товарного знака. Деятельность по такому договору нельзя рассматривать в качестве использования товарного знака под контролем правообладателя. Кроме того, ГК РФ разделяет понятие использования под контролем правообладателя и использования по лицензионному договору. Если лицензионный договор есть, хоть и незарегистрированный, то признать использование товарного знака по нему "под контролем правообладателя" уже нельзя (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2011 № 09АП-23142/2011).

Позицию, которую апелляционный суд занял в приведенном выше примере, нельзя признать абсолютно обоснованной, так как она серьезно ущемляет свободу договора. При этом суд, утверждая, что имеющее место сотрудничество не подпадает под понятие «под контролем правообладателя», не дал толкование указанному понятию. Свою позицию суд обосновал только фактом наличия в соглашении условия о контроле качества. Однако условие о контроле качества может содержаться и в подрядном договоре.

Представляется, что переквалификация договора лишь на основании этого обстоятельства не может быть осуществлена. Но есть надежда, что этот судебный акт будет изменен: в феврале 2012 года кассационная инстанция отправила дело на новое рассмотрение. Хотя это было сделано в связи с необходимостью правильного установления перечня товаров, в отношении которых действует товарный знак.

По моему мнению, производство товара на основании договора подряда в любом случае подпадает под использование товарного знака «под контролем правообладателя». При этом на этикетке товара в качестве производителя/изготовителя необходимо указывать, что товар произведен «по заказу _____ (заказчика)». Не будет нарушением указать «под контролем _____ (заказчика)». Но в связи с тем, что понятие «под контролем» является более широким, чем понятие «по заказу», лучше использовать формулировку «по заказу». Также можно указывать «под контролем и по заказу _____».

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ПРАВО НА ТОВАРНЫЙ ЗНАК ПРИЗНАЕТСЯ АМОРТИЗИРУЕМЫМ ИМУЩЕСТВОМ

Налоговый кодекс РФ относит результаты интеллектуальной собственности, в том числе товарные знаки, к амортизируемому имуществу, если они отвечают общим требованиям: могут приносить доход, срок их использования превышает 12 месяцев, а первоначальная стоимость более 40 000 рублей (п. 1 ст. 256, п. 3 ст. 257 НК РФ).

Причем исключительное право на товарный знак налогоплательщик вправе учесть в качестве нематериального актива только после получения свидетельства о регистрации такого товарного знака (письмо Минфина России от 25.03.2011 № 03-03-06/2/47). Соответственно, только после этого налогоплательщик вправе относить на расходы амортизационные отчисления по таким объектам. Неисключительные права на товарный знак к амортизируемому имуществу не относятся, поэтому расходы на их приобретение можно списать единовременно.

Порядок признания расходов на исключительное право на товарный знак будет зависеть от вида деятельности налогоплательщика. Если предоставление таких прав является для компании или предпринимателя одним из видов экономической деятельности, то связанные с ним затраты они вправе учитывать в составе расходов, связанных с производством и реализацией. Если это не так, то амортизационные отчисления можно относить на внереализационные расходы (абз. 2 пп. 1 п. 1 ст. 265 НК РФ).

То же самое правило установлено в отношении доходов в виде сумм полученного лицензионного платежа. Они отражаются как доходы от реализации, если предоставление прав на использование объектов интеллектуальной собственности является одним из видов деятельности организации-лицензиара (п. 1 ст. 249 НК РФ). В ином случае суммы лицензионного платежа входят в состав внереализационных доходов (п. 5 ст. 250 НК РФ).