Расчет стоимости
Скачать прайс

Обзор судебной практики по налоговым проверкам – 2010

В курсе правового дела №4 2011

Камеральная проверка. Нарушение сроков проведения.

Камеральная налоговая проверка проводится в течение 3 месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации (расчета) [1].

Стоит помнить, что о начале камеральной проверки налоговые органы официально не извещают. По каждой представленной декларации как минимум проходит автоматизированная сверка контрольных соотношений. Узнать о том, что в отношении налогоплательщика проводится камеральная проверка, можно только по косвенным признакам: запросу пояснений, истребованию документов, встречной проверке контрагентов и т. п.

Продление трехмесячного срока проверки нормами НК РФ не предусмотрено [2]. В то же время действия налоговых органов в ходе камеральной проверки нередко выходят за рамки этого срока.

В этих случаях позиция арбитражных судов достаточно неоднозначная. Так, согласно некоторым судебным актам трехмесячный срок проведения проверки является организационным, поэтому его нарушение налоговым органом не является основанием для признания незаконным решения, принятого по результатам проверки [3]. В определении Конституционного Суда РФ от 27.05.2010 № 650-О-О говорится, что дата окончания проверки может существенно сдвигаться в целях проведения дополнительных мероприятий налогового контроля; налоговые органы вправе истребовать документы, допросить свидетеля, провести экспертизы.

Существует и другое мнение: если налоговым органом в пределах трехмесячного срока не истребованы документы или требование о представлении документов направлено по истечении срока проверки, акт, решение по результатам проверки составлены и вручены налогоплательщику по истечении срока ее проведения и налоговый орган не обосновал необходимости проведения проверки с нарушением срока, установленного статьей 88 НК РФ, то это является основанием для отмены решения [4].

Определение результатов камеральной проверки

Поскольку составление специальной справки по окончании камеральной налоговой проверки не предусмотрено, датой ее окончания следует считать последний день трехмесячного срока, установленного пунктом 2 статьи 88 НК РФ [5].

В случае выявления нарушений налогового законодательства налоговый орган должен оформить результаты камеральной проверки. Для этого составляется акт камеральной проверки [6].

Необходимо учитывать, что пропуск 10-дневного срока на составление акта не нарушает право налогоплательщика на подачу письменных возражений на акт проверки и не сокращает срок на их представление, поскольку данный срок начинает течь с момента вручения акта.

При рассмотрении подобных споров суды указывают на факт нарушения налоговым органом срока составления акта проверки только в совокупности с иными обстоятельствами, которые влекут за собой отмену решения, вынесенного по результатам налоговой проверки [7].

Повторные камеральные проверки

По смыслу пункта 2 статьи 88 НК РФ налоговый орган обязан проводить проверку каждой полученной декларации (расчета). На это, в частности, указывает арбитражный суд Северо-
Западного округа [8].

Отметим, что проверять одну и ту же декларацию (расчет) дважды налоговики не вправе — повторные камеральные проверки не предусмотрены налоговым законодательством [9].

Выездная проверка. Необоснованная налоговая выгода.

Одно из последних определений необоснованной налоговой выгоды содержится в постановлении ФАС Московского округа от 29.12.2010 № КА-А40/16653-10-2, которое в полном объеме поддерживает позицию Пленума ВАС РФ, высказанную еще в 2006 году [10]: факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Очень часто налоговые органы обращают внимание на то, что документы, подтверждающие исполнение соответствующих сделок, от имени контрагентов общества подписаны лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя. В результате они отказывают обществу в учете расходов для целей налогообложения.

Судебная практика по данному вопросу опять-таки неоднозначна.

Так, имеются судебные акты, которые указывают, что оформление сделки за подписью лица, отрицающего подписание документов и наличие у него полномочий руководителя, само по себе не является безусловным и достаточным аргументом для отказа в расходах.

Есть и иная точка зрения, согласно которой, если документы подписаны неустановленным (неуполномоченным) лицом, они не могут являться надлежащими доказательствами фактического осуществления расходов.

Что касается налоговых вычетов, то по смыслу статей 171, 172 НК РФ налогоплательщик вправе применить налоговый вычет при совокупности условий: при наличии у него счета-фактуры и принятии им товара к учету.

Согласно правовой позиции ВАС РФ законодательство о налогах и сборах РФ исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Реальность сделки

Невозможность определения продавцов товара позволяет налоговым органам сделать вывод о нереальности сделки. При этом суды поддерживают налоговые органы.

Например, в определении ВАС РФ от 16.08.2010 № ВАС-10907/10 указано, что руководитель одного из контрагентов значится умершим, а руководитель другого за вознаграж-
дение участвовал в регистрации фирм, отрицая
причастность к финансово-хозяйственной деятельности организации. Такие аргументы не придадут уверенности в добропорядочности сделки. Суд согласился с выводом инспекции о неосуществлении обществом реальных хозяйственных операций с контрагентами. Арбитры сочли, что представленные обществом документы содержат недостоверные сведения и потому не могут служить основанием для применения вычетов по НДС.

ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 26.10.2010 по делу № А27-1942/2010 пришел к выводу, что налогоплательщик в обоснование своей позиции о проявлении им должной осмотрительности в выборе контрагента не может ссылаться только на сведения о госрегистрации организаций-контрагентов.

Плательщик должен оценить не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность контрагента, взвесить риск неисполнения обязательств, навести справки о наличии у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, оборудования, соответствующего квалифицированного персонала) и опыта. Заявления налогоплательщика о проявлении должной осмотрительности при выборе контрагентов, указание на самостоятельность юридических лиц, а также отсутствие взаимозависимых связей не являются доказательством реальности совершения сделок со спорными контрагентами.

Выводы, положенные в основу оспариваемого решения налогового органа, а равно исследованные и установленные судом фактические обстоятельства по делу в совокупности с другими обстоятельствами, в частности указанными в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, предпринимателем никакими иными доказательствами по делу не опровергнуты.

Как видим, судебная арбитражная практика, касающаяся порядка привлечения налогоплательщика к ответственности по результатам налоговых проверок, неоднозначна. Исход судебного разбирательства зависит от обстоятельств, специфики и сложности каждого конкретного судебного дела.


[1] п. 2 ст. 88 НК РФ; письмо ФНС России от 07.05.2010 №ШС-37-3/1269

[2] постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.03.2010 № А52-4313/2009

[3] информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.03.2003 № 71; постановление ФАС Московского округа от 14.05.2010 № КА-А40/4445-10

[4] постановления Президиума ВАС РФ от 17.11.2009 № 10349/09, ФАС Московского округа от 05.04.2010 № КА-А40/2875-10 по долу № А40-89959/09-76-562, от 30.04.2010 № КА-А40/3421-10-2 по делу № А40-96299/09-141-655, Северо-Западного округа от 22.11.2010 по делу № А05-2603/2010

[5] постановление ФАС Центрального округа от 23.04.2010 №А35-2160/2009

[6]п. 5 ст. 88, абз. 2 п. 1 ст. 100 НК РФ

[7] постановление ФАС Уральского округа от 22.06.2010 №Ф09-4601/10-С2

[8]постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.02.2010 № А42-3884/2009

[9] постановление ФАС Поволжского округа от 02.02.2010 № А12-10597/2009

[10] постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53