Время коллекторов?

Услуги по сбору просроченной задолженности снова становятся востребованными.

Российская коллекторская отрасль оказалась в любопытном положении: с одной стороны, не так давно были введены законодательные нормы, которые напрямую повлияли на ужесточение деятельности коллекторов, а с другой — экономическая ситуация в стране спровоцировала рост просроченной задолженности среди граждан и, следовательно, добавила работы специалистам по взысканию долгов. Как работают коллекторы в сложившихся условиях?

Выход из тени

Вплоть до начала нулевых годов на рынке работали исключительно «черные» коллекторы (от англ. collect — собирать), которые использовали в работе, как правило, противозаконные методы. Выход из тени был постепенным. В 2000-х годах рынок взыскания долгов контролировали «серые» коллекторы. Наконец, в 2014 году наступила эпоха «белых» коллекторов — их деятельность была полностью узаконена. Именовавшиеся когда-то мытарями специалисты стали полноправными участниками кредитных правоотношений.

«В начале года Национальный совет при Президенте РФ по профессиональным квалификациям утвердил профстандарт „Специалист по коллекторской деятельности“, — рассказывает президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Алексей Саватюгин. — Сейчас данный документ находится на регистрации в Минюсте.

В нем зафиксированы все трудовые функции, а также требования к образованию и подготовке коллекторов. Это событие стало знаковым для отрасли».

По словам Алексея Саватюгина, утверждение профстандарта означает, что специальность «коллектор» будет добавлена в общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД) и появится в дипломах вузов и в трудовых книжках. Президент НАПКА убежден, что это событие станет еще одним шагом к цивилизованному рынку взыскания и позволит наконец легко отличать профессионала от дилетанта.

Коллекторская отрасль в России представлена двумя типами специалистов: так называемыми внутренними коллекторами, входящими в штат организации, и независимыми коллекторами, работающими в специализированных агентствах. Первый тип встречается, как правило, в кредитных организациях. Их деятельность заключается в работе с легкими должниками, то есть с клиентами, идущими на контакт и имеющими средства для выплаты долгов. Если должник оказался не по зубам сотрудникам внутренней службы, банки либо привлекают специалистов из профессиональных коллекторских организаций для взыскания долгов в свою пользу, либо продают вышеназванным организациям проблемные кредиты.

Как написано в законе

Относительно недавно были предприняты попытки узаконить и регламентировать коллекторскую деятельность. Речь идет о Федеральном законе от 21 декабря 2013 года № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», а также о Федеральном законе от 29 декабря 2014 года № 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“ и отдельные законодательные акты РФ в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника».

Сотрудники крупных коллекторских компаний уже испытали на себе действие закона о потребкредите и единогласно отметили, что он внес не так много корректив в их работу. Пожалуй, все замечают только появление в соответствии с этим законом запрета совершать звонки должникам с 22:00 до 08:00. Также коллекторам запретили общение с проблемными заемщиками в выходные и праздничные дни с 20:00 до 09:00.

«Поскольку НАПКА принимала активное участие в подготовке этого закона (о потребкредите. — Прим. ред.), многие нормы попали туда благодаря коллекторскому сообществу, — напоминает управляющий директор Национальной службы взыскания (НСВ) Антон Дианов. — Например, мы и до его вступления в силу не звонили должникам ночью. Принятый закон просто закрепил существующие нормы работы коллекторов». По словам эксперта, закон не привел к существенному ограничению инструментария коллекторов.

Алексей Саватюгин (НАПКА) отмечает, что профессиональные коллекторы в своей деятельности придерживаются даже более строгих норм, чем те, которые изложены в законе о кредите. «Профессиональные компании, входящие в НАПКА (это около 90% объемов рынка), и до выхода закона соблюдали в работе с должниками более жесткий кодекс этики.

Он соответствует европейским стандартам FENCA (Федерации европейских национальных коллекторских ассоциаций)», — подчеркивает эксперт.

Таким образом, действие закона в полной мере смогли ощутить на себе полулегальные коллекторские организации, которые по каким-либо причинам продолжали работать в тени, используя не совсем честные методы воздействия на должников. Доля таких организаций от общего числа компаний, работающих в отрасли, невелика — не более 10%. Что же касается банковских коллекторов, то их деятельность всегда была более мягкой и законной.

Спокойствие коллекторов относительно вступления в силу закона о потребкредите некоторые специалисты объясняют иначе. Так, юрист компании «ПРИОРИТЕТ» Сулико Алборов считает, что «закон беззуб», а потому не опасен. «С учетом того, что деятельность коллекторов не всегда носит законный характер, а гарантии и запреты, введенные ФЗ „О потребительском кредите (займе)“ носят декларативный характер, коллекторы не почувствуют существенных препятствий в деятельности, а возросшая потребность в их услугах обеспечит коллекторов работой на ближайшее время», — поясняет эксперт. Специалист напоминает, что законом планировалось предусмотреть административную ответственность за нарушение запретов, установленных для коллекторов, однако она так и не была введена.

«Подавляющее большинство договоров кредитования представляет собой договор присоединения, в котором нет запрета на уступку прав требования кредитора», — отмечает Сулико Алборов («ПРИОРИТЕТ»). Эксперт указывает на то, что у заемщика практически нет выбора. Он может заключить подобный договор, рискуя столкнуться с коллекторами в будущем, либо вовсе его не заключать. «Представляется, что такая норма закона является „мертворожденной“ и неспособной защитить граждан от коллекторов», — резюмирует юрист.

Что же касается другого закона — о банкротстве физического лица, — то он, как отмечают некоторые эксперты, сопряжен с большим количеством неясностей и домыслов, которые либо развеются, либо подтвердятся только после того, как закон вступит в силу и будет проверен на практике. «Все участники рынка пока по этому вопросу — теоретики, а не практики», — делится своими наблюдениями Алексей Саватюгин (НАПКА).

Уже сейчас, накануне вступления в силу нормативного акта, специалисты отмечают, что изложенные в нем формулировки неоднозначны, их трактовка будет зависеть от реальной судебной практики и пояснений регулятора.

Напомним, что закон о банкротстве физлица предполагает возбуждение дела о несостоятельности в рамках арбитражного судопроизводства, если сумма долга гражданина перед банком за шесть месяцев превысила 500 тыс. рублей. После возбуждения дела финансовым управляющим будут рассматриваться возможности реструктуризации долга, его рассрочки. Если данные действия не увенчаются успехом — спустя пять лет гражданин сможет объявить себя банкротом.

Сулико Алборов («ПРИОРИТЕТ») придерживается пессимистичного взгляда насчет развития коллекторской отрасли в связи с принятием нового закона. «По сути, с определенного момента коллекторы утратят право связываться с должником и требовать от него исполнения обязательств напрямую, поскольку должник лишится возможности исполнять их требования: порядок погашения будет установлен судом, — напоминает юрист. — К тому же с 1 июля 2015 года гражданам стало легче объявлять себя банкротами и тем самым препятствовать коллекторам в их деятельности».

Работа профессиональных коллекторов с должниками-банкротами будет менее востребованной: для ведения долговых дел банки будут задействовать внутренние ресурсы, из-за чего коллекторские агентства потеряют определенный сегмент рынка.

Более оптимистичной точки зрения придерживается генеральный директор Первого коллекторского бюро (ПКБ), член совета НАПКА Павел Михмель. «Вступление в силу закона „О банкротстве физических лиц“ — это включение в действие еще одного инструмента в рамках урегулирования взаимоотношений с должниками, — подчеркивает эксперт. — Однако если говорить о его влиянии на деятельность коллекторских агентств, то мы не прогнозируем существенного изменения. Доля долгов свыше 500 тыс. рублей составляет в портфеле коллекторов не более 3% от общего числа должников. Поэтому реализация закона добавит внутренней операционной работы, но серьезно не повлияет на выручку агентств. Если говорить об отработке механизма реализации этого закона на практике, то первые результаты можно будет оценивать только в 2016 году», — убежден Павел Михмель.

Что касается самих должников, то уже сейчас можно говорить о том, что закон о банкротстве физлица окажет положительное влияние на их положение существеннее, чем закон о потребкредите. Он станет для граждан простым инструментом решения финансовых проблем цивилизованным путем, избавит от необходимости общения с коллекторами.

Влияние кризиса

С одной стороны, финансовая нестабильность, оптимизация расходов предприятий, выливающаяся в сокращение затрат на персонал, вызвали рост кредитной задолженности граждан и, соответственно, прибавили работы коллекторам, повысили доходность данного бизнеса. «Спрос на услуги взыскателей действительно растет, — отмечает Алексей Саватюгин (НАПКА). — По данным аналитиков Ассоциации, за январь-февраль 2015 года банки передали коллекторам на аутсорсинг на 25% больше долговых портфелей, чем за те же месяцы прошлого года. А по информации нашего Клуба покупателей и продавцов, на рынке цессии за этот же период объем выставленных на продажу „плохих“ долгов вырос почти в пять раз».

С другой стороны, должники теперь склонны искать причины своих проблем в экономическом кризисе. Работать с такими клиентами становится сложнее, отмечает Алексей Саватюгин. «По опросам, сейчас 37% россиян считают, что возвращать кредиты необязательно, если есть весомые причины. Среди подобных причин называют, например, такую: „не рассчитал финансовую нагрузку“, — говорит президент НАПКА. — Еще несколько лет назад тех, кто придерживался подобных мнений, было раза в два меньше. Соответственно, снижается качество долговых портфелей, ухудшается контактность должников, сокращается доля выполненных обещаний». Все эти показатели, по словам Алексея Саватюгина, сильно изменились за последние месяцы, причем не в лучшую сторону.

Должникам, которые готовы сотрудничать с кредитором или его представителями по поводу уплаты долга, коллекторы идут навстречу, так как понимают всю сложность экономической ситуации. «Первое коллекторское бюро, например, предлагает погашение валютных кредитов по летнему курсу 2014 года доллара и евро к рублю. Также мы предлагаем применять различные схемы по реструктуризации задолженности и т.д.», — рассказывает Павел Михмель (ПКБ).

Еще одна неприятная неожиданность для профессиональных агентств — падение спроса на услуги коллекторского аутсорсинга со стороны кредитных организаций. Член совета директоров компании «Город Денег» Юлиан Лазовский комментирует: «Особенность ситуации с коллекторами состоит в том, что банки уже научились возвращать проблемные долги.

За 2008–2014 годы в кредитных учреждениях выросли отделы, сотрудники приобрели квалификацию, и теперь коллекторам отдаются только „суперпроблемные“ задолженности».

Очевидно, что с «суперпроблемной» задолженностью работать тяжелее. Себестоимость возврата долга возрастает за счет необходимости повышать компетенции персонала и за счет внедрения новых дорогостоящих информационно-технических средств, позволяющих эффективно работать с тяжелыми клиентами.

Кроме того, сокращение количества новых заемщиков из-за сложной экономической ситуации неизбежно влечет за собой уменьшение числа новых долгов. Это значит, что наступит момент, когда потребность в услугах коллекторских агентств снизится. Антон Дианов раскры-вает стратегию преодоления данного кризиса Национальной службой взыскания. «Для коллекторов это время будет непростым. Особенно тяжело будет агентствам, которые настроились на рост аутсорсинга, увеличив мощность и штат. Мы планируем компенсировать спад аутсорсинга ростом объемов цессии. Для этого у нас есть фондирование, а у банков — желание расчистить баланс для высвобождения резервов», — подчеркивает Антон Дианов (НСВ).

Алексей Саватюгин (НАПКА) смотрит на данную проблему под другим углом: «Уже через год коллекторский рынок почувствует на себе резкое сокращение объемов необеспеченных кредитов. Скорее всего, это приведет к повышению конкуренции между коллекторскими компаниями. Хотя будут и плюсы. Если качество выдаваемых кредитов начнет расти, то, вполне возможно, начнет снижаться себестоимость взыскания», — полагает Алексей Саватюгин.

При попытке вывести некую общую формулу по преодолению экономического кризиса и сложностей, связанных с ужесточением контроля в коллекторской отрасли, следует отметить, что данным организациям уже сейчас необходимо искать пути для расширения спектра своих услуг. Например, помимо работы по возврату долгов, коллекторское агентство может предложить банкам возмездные услуги по оценке потенциальных заемщиков, то есть по проведению комплексных скоринговых процедур, которые в настоящее время проводятся финансовыми институтами. Также это могут быть услуги по аудиту кредитного портфеля банка, которые позволят покупателю такого портфеля удостовериться в его адекватной стоимости, а продавцу — быть уверенным в том, что портфель оценен объективно.

В последнее время на консалтинговом рынке активизировались компании, деятельность которых тесно связана с коллекторской — так называемые антиколлекторы. Большинство экспертов сходятся во мнении, что указанные организации не могут осложнить жизнь коллекторам, зато они могут причинить вред должникам. «Деятельность антиколлекторских компаний не всегда носит честный и законный характер, собственно, как и деятельность коллекторов, — предостерегает Сулико Алборов („ПРИОРИТЕТ“). — Зачастую антиколлекторы предлагают юридическую консультацию, в процессе которой пересказывают должнику его положение, после этого предлагают полулегальные схемы избавления от долгов, само собой, за отдельную плату». Специалист убежден, что эффективность антиколлекторских компаний невысока — они не в состоянии списать долги заемщиков, оставаясь при этом в правовой плоскости.

Так или иначе, на данный момент ясно то, что кризис предъявляет новые требования ко всем субъектам экономической деятельности, и коллекторский бизнес — не исключение из правил. Компаниям, работающим в этой сфере, придется вносить коррективы в свои бизнес-модели — и с учетом нового законодательства, и из-за изменения отношения должников к своим долговым обязательствам, и потому, что внутренние службы банков набрали необходимый опыт в деле взыскания просроченной задолженности. Но в большинстве своем коллекторы «к бою готовы».

«NBJ Национальный банковский журнал»

Расчет стоимости
Скачать прайс