Обзор судебной практики применения законодательства о контрактной системе

«Regforum», июль 2017

Аделина Мельк

руководитель отдела юридического консалтинга

28 июня 2017 года Президиумом Верховного суда Российской Федерации утвержден Обзор судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, товаров, работ, услуг для нужд обеспечения государственных и муниципальных нужд (далее — Обзор), регламентирующий основные аспекты правоприменительной практики в рамках спорных вопросах чаще всего возникающих у государственных заказчиков и участников закупок.

В настоящей статье автор обозначит наиболее значимые выводы высшей судебной инстанции, разделив их на две группы — наиболее значимые в сфере компетенции государственных и муниципальных заказчиков и наиболее значимые для участников торгов. Кроме того, в настоящей статье автор попытается прокомментировать, каким образом, по мнению автора, обозначенные в Обзоре выводы, в положительном или отрицательном смысле отразятся на каждой из сторон закупок.

В первую очередь обозначим выводы судов, наиболее актуальные для участников закупок:

1. Суды в очередной раз подтвердили, что стороны не вправе изменять сроки выполнения работ по контракту, если это право четко не закреплено законом и заключенным контрактом. Также суды закрепили, что все оформленные сторонами соглашения об изменении сроков выполнения работ по контракту признаются ничтожными, в соответствии с п. 2 ст. 168 ГК РФ, ч. 2 ст. 8, п. 2 ст. 34, п. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе (п. 9 Обзора) Указанная позиция судов, подтверждает риски подрядчика по отсутствию правовых оснований для увеличения сроков выполнения работ, в том числе согласованных с заказчиком.

2. При несовершении заказчиком действий обеспечивающих своевременное начало работ, нормальное их ведение и завершение в срок, как и совершение любых иных действий препятствующий своевременному выполнению работ по контракту (например, просрочка передачи строительной площадки в состоянии, пригодном для осуществления подрядчиком работ, просрочка в передачи исходных технических данных и т.п.) подрядчик не может считаться просрочившим, а сроки исполнения обязательств по контракту продлеваются на соответствующий период просрочки заказчика (п. 10 Обзора). Указанный вывод судов безусловно является огромным преимуществом подрядчика при возникновении каких-либо споров с заказчиком касаемо нарушения сроков выполнения работ/оказания услуг.

3. Суду закрепили, что стороны контракта не вправе заключать дополнительное соглашение, предусматривающее увеличение цены контракта более чем на 10 процентов. При этом суду обозначили, что положения заключенного сторонами соглашения об увеличении цены контракта более чем на 10 процентов, является ничтожным (п. 12 Обзора). Указанная позиция судов, подтверждает риски подрядчика на отсутствие правовых оснований для взыскания с заказчика стоимости фактически выполненных работ, за пределами предусмотренного законом ограничения в размере 10 процентов сверх заключенного контракта.

4. Отсутствие в контракте указания на конкретное существенное нарушение обязательств по контракту, являющееся основанием для одностороннего отказа от исполнения контракта, не свидетельствует об отсутствии у стороны такого права, если в контракте содержится общее указание на право стороны на односторонний отказ. Указанный вывод судов, безусловно предоставляет заказчикам правовую возможность расторгнуть контракт в одностороннем порядке обозначив любое нарушение обязательств подрядчика по контракту, как существенное для себя и как следствие увеличивает риски подрядчиков на необоснованные и надуманные заказчиками причины для расторжения контракта (п. 14 Обзора).

5. Суды подтвердили, что отсутствие заключенного контракта или превышение его максимальной цены, не может основанием для отказа в удовлетворении иска об оплате поставки товаров, выполнения работ или оказания услуг в целях удовлетворения государственных нужд и являющихся обязательными для соответствующего исполнителя вне зависимости от его волеизъявления (в частности, направленных на предупреждение чрезвычайных ситуаций, которые могут повлечь человеческие жертвы, ущерб здоровью людей, необходимости осуществления комплекса мероприятий, направленных на максимально возможное уменьшение размеров возможного ущерба и сохранение здоровья людей, экстренного осуществления поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг в связи с аварией, иной чрезвычайной

6. Суды закрепили, что представление банковской гарантии, не соответствующей требованиям ч.2, ч. 8.2 Закона о контрактной системе, является основанием для признания победителя торгов уклонившимся от заключения контракта. В связи с изложенным, суду предписывают победителям торгов самостоятельно заблаговременно тщательно проверять правильность содержания банковской гарантии, полученной от банка (п. 25 Обзора). Указанная позиция судов переносит всю ответственность по соблюдению требований к тексту банковской гарантии именно на участников торгов, а не на банки, их оформляющие.

7. Нарушение победителем торгов своих обязательств при отсутствии у него намерения уклониться от заключения контракта и осуществление им действий направленных на заключение контракта не может являться основанием для включения сведений о таком участнике торгов в реестр недобросовестных торгов. В качестве действий, направленных на заключение контракта суды указывают на принятие победителем торгов самостоятельных, активных действий по информированию заказчика о незначительной допущенной участником ошибке, предоставление информации, подтверждающей закупку товаров/материалов являющихся предметом торгов (п. 41 Обзора). Указанная позиция судов предоставляет победителю торгов возможность, даже при нарушении норм законодательства о контрактной системе, осуществить ряд действий направленных на подтверждение своей добросовестности при заключении контракта и как следствие избежать включения в реестр недобросовестных поставщиков.

А теперь обозначим выводы судов, наиболее актуальные для государственных и муниципальных заказчиков:

1. Суды закрепили право заказчиков при проведении государственных и муниципальных закупок включать в один лот технологически и функционально взаимосвязанные между собой товары, работы и услуги (п. 3 Обзора), что безусловно облегчит процедуру проведения закупки для заказчиков, но при этом уменьшит количество потенциальных участников торгов, вследствие определенного ограничения конкуренции (так как поставщики имеющие физическую возможность поставить только части товаров из предмета торов или выполнить только определенную часть работ, не смогут поучаствовать в торгах с выше указанными объединения в один лот.

2. Суды подтвердили обязанность заказчиков указывать в документации о торгах все информацию о наличии дополнительных требований к участникам закупок, установленных законодательством Российской Федерации (п. 8 Обзора), что безусловно положительным образом должно отразиться на участниках закупок, так как все требования к участникам будут четкими и прозрачными, и как следствие минимизирует риски отклонения заявок участников как несоответствующих требованиям документации по результатам рассмотрения вторых частей заявок.

3. Пеня за просрочку исполнения обязательств по контракту подлежит начислению до момента прекращения договора в результате одностороннего отказа заказчика от его исполнения. Одновременно за факт неисполнения контракта, послужившего основанием для одностороннего расторжения контракта, может быть взыскан штраф в виде фиксированной суммы, предусмотренной контрактом (п. 36 Обзора). Взыскание «двойных» штрафных санкций обосновывается судами тем, что взыскание только штрафа не восстанавливает положение кредитора, поскольку не учитывает его возможные потери в период просрочки, когда он ожидал исполнения, за пределами сроков установленных контрактом, однако в итоге был вынужден расторгнуть контракт.

4. Суды закрепили за заказчиками право на взыскание с подрядчика штрафа за каждый случай нарушения контракта (п. 37 Обзора).

5. Судебные инстанции подтвердили право заказчика на оспаривание в суде решения антимонопольного органа об отказе во включении информации о подрядчике/поставщике в реестр недобросовестных поставщиков. Обосновав это тем, что оспариваемое решение прямым образом затрагивает права заказчика, поскольку участие таких лиц в последующих закупках не позволит заказчику с оптимальными издержками добиться «заданных результатов», привет к неэффективному использованию денежных средств и нарушению конкуренции (п. 42 Обзора).

«Regforum»

Расчет стоимости
Скачать прайс