Дробление бизнеса: наши дни

«Regforum», декабрь 2017

Евгения Яковлева

руководитель отдела бухгалтерского сопровождения и налогового консультирования

«Regforum», декабрь 2017

На прошлой неделе стало известно, что дни московских ресторанов «Тарас Бульба» сочтены — в 2018 году будут рассматриваться иски о банкротстве девяти компаний сети. Банкротство инициировано ФНС. Так, к сожалению, заканчивает жизнь некогда популярная сеть ресторанов в Москве. Боле того, в отношении собственника возбуждено уголовное дело по подозрению в уклонении от уплаты налогов почти на 1 млрд рублей. Один из приемов, который использовали учредители сети с целью экономии на налогах — это схема дробления бизнеса во главе с управляющей фирмой, которая координировала деятельность ресторанов.

Применение дробления бизнеса с целью налоговой оптимизации старо как мир. Рано или поздно эти схемы выявляются, налоговики обучаются с ними бороться, но особенно хорошо это получается у государства, когда бюджет остро нуждается в предпринимательских деньгах.

В августе 2017 года налоговые органы подготовили подробные разъяснения по схемам дробления — Письмо ФНС России от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@. За последние четыре года арбитражными судами было рассмотрено порядка 400 дел на сумму, превышающую 12,5 миллиардов рублей. Все эти дела были связаны с результатами налоговых проверок и содержали выводы о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате применения схем дробления бизнеса.

В своем письме ФНС России назвала 17 признаков дробления бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Среди них:

  • разделение бизнеса между несколькими юридическими лицами на спецрежимах (УСН, ЕНВД), чтобы основной участник мог не уплачивать НДС, налог на прибыль и имущество;
  • расширение всей хозяйственной деятельности участников схемы, и при этом — уменьшение или отсутствие изменений налоговых обязательств участников;
  • создание новых участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;
  • аффилированность участников схемы (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта, адресов фактического местонахождения, помещений, банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, ККТ, терминалов и т.п.;
  • общие поставщики и покупатели у всех участников схемы;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
  • единые для участников схемы службы, осуществляющие ведение бухучета, кадрового делопроизводства, юридическое сопровождение, логистику и т.д.

Налоговики отмечают, что для сохранения права на применение льготных режимов налогообложения предприниматели используют несколько инструментов налоговой оптимизации, а именно:

  • перераспределение получаемых доходов и трудовых ресурсов в рамках группы лиц, участников схемы для соблюдения условий, установленных статьей 346.12 НК РФ;
  • формальное разделение торговых площадей и перераспределение трудовых ресурсов в целях соответствия условиям, установленным статьей 346.26 НК РФ;
  • иные действия, направленные на соответствие условиям применения специальных режимов налогообложения.

Налоговым органом не только обосновываются выводы об установлении в ходе проверок фактов дробления бизнеса между взаимозависимыми лицами ООО «Аверс», ООО «Аксон Яр» и ИП Жуковым И.Е., но и была доказана правильность избранной методики доначисления сумм налогов, пени и штрафов, которая заключалась в разделении полученной налоговой выгоды между обществами в равных долях (дела № А82-18026/2014 и А82-3639/2015).

Судебные инстанции согласились с методикой налоговиков по определению налоговых обязательств: доначисления сумм налогов произведены в отношении каждого участника схемы дробления бизнеса в отдельности. При этом инспекторы при расчете размера доначислений учли как доходы участников схемы, так и их расходы. (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.08.2016 по делу № А82-3639/2015, Решение Арбитражного суда Ярославской области от 15.08.2016 по делу № А82-18026/2014).

Еще одним примером применения схемы дробления бизнеса является дело № А12-24270/2014 по заявлению ООО «МАН». В рассматриваемом деле налоговыми органами было установлено и судами подтверждено получение обществом необоснованной налоговой выгоды в результате включения обществом в свой производственный процесс подконтрольного аффилированного лица (индивидуального предпринимателя), деятельность которого носила формальный характер.

При рассмотрении этого дела Верховным Судом РФ суд отметил, что реализация товаров предпринимателя осуществлялась преимущественно в пределах торговых площадей, используемых обществом. Арендованные предпринимателем у общества торговые площади не были самостоятельной торговой точкой с автономной системой торговли и отдельной кассовой линией. Торговые площади предпринимателя не были обособлены от торговых площадей общества, имели общие входы, торговые залы были оформленные в едином фирменном стиле сети магазинов общества.

Выручка, полученная от продажи товаров общества и предпринимателя, учитывалась через единое программное обеспечение кассовой техники, производилось совместное инкассирование выручки общества и предпринимателя. Товары приобретались по заявке предпринимателя у одних и тех же поставщиков, которые преследовали своей целью сотрудничество с обществом и реализацию товаров именно через магазины общества. Товары для общества и товары для предпринимателя поступали на склад и в магазины общества, доставка, разгрузка товара и его хранение осуществлялись силами общества ввиду отсутствия соответствующих работников у предпринимателя.

Также инспекцией установлено, что у предпринимателя и общества трудились одни и те же сотрудники. Кроме того, финансово-хозяйственные отношения общества и предпринимателя свидетельствуют о косвенной подконтрольности предпринимателя обществу, при этом единственным источником доходов предпринимателя было общество.

Однако, не вся взаимозависимость означает, что перед нами схема дробления бизнеса, цель которой одна — уклонение от уплаты налогов. ООО занималось торговлей продуктами питания и применяло УСН. По результатам выездной проверки налоговая доначислила налоги, пени и штрафы, указав на умышленное создание схемы ухода от налогообложения. По ее мнению ООО создало ИП на УСН и за счет этой «схемы» экономило на налогах.

Налоговиками было установлено, что компания ведет деятельность по одному адресу с ИП без разграничения используемого склада, у ООО и ИП расчетные счета открыты в одном банке, бухгалтерские документы у них оформляются централизованно, ассортимент товаров совпадает. При этом ИП на 80 процентов является участником ООО. Эти факты позволили инспекции суммировать доходы ООО и ИП, установить превышение установленного лимита для применения УСН. Однако, Налоговый кодекс не предусматривает такого способа исчисления налогов, как суммирование выручки двух налогоплательщиков, даже если они являются взаимозависимыми.

Суды трех инстанций отменили решение инспекции. Суд посчитал, что взаимозависимость ООО и ИП позволяет им контролировать бизнес, но не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 08 ноября 2017 № Ф06-25957/2017 по делу № А12-72620/2016).

«Regforum.ru»

Расчет стоимости
Скачать прайс